Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

История донской промышленности / Таганрог, Ростовская область

См. также: Нев А. В Таганроге

ЖАН ПИРЕТ

ЛЬЕЖСКИЙ ПРОМЫШЛЕННИК АЛЬБЕРТ НЕВ В ТАГАНРОГЕ

Из истории таганрогских заводов – металлургического (ныне ОАО «Тагмет») и котельного «Альберт Нев, Вильде и Ко» (ОАО «Красный котельщик», 1895–1919)

ЛЬЕЖСКИЙ ПРОМЫШЛЕННИК АЛЬБЕРТ НЕВ В ТАГАНРОГЕ

Пытливый ум одарённого человека раскрывает в нём массу талантов. Один из примеров тому – Жан Пирет. Он родился в 1939 году в бельгийском городе Льеж. В том самом Льеже, из пригородов которого в 1894 году доставили в Таганрог оборудование демонтированного металлургического завода фирмы «Джон Кокериль», создававшего массу проблем местному населению и природной среде.

В 1970 году Жан окончил Делфтский технический университет в Нидерландах. Получив диплом архитектора, он занимался проектированием городских районов Роттердама и Лейдена. По совместительству преподавал в Делфтском университете и Роттердамской академии архитектуры. А после выхода на пенсию увлёкся исследованием жизни иностранных специалистов, работавших в Таганроге в период с 1895 по 1920 год.

Интерес Жана к жизни бельгийских специалистов в Таганроге не случаен. Его прадед – Нестор Луи Симпозиум с 1900 по 1905 год руководил трубопрокатным производством Таганрогского металлургического завода, а дед – Даниэль Пирет, работавший на этом же заводе в период с 1903 по 1919 год, стал его преемником. В 1910 году в Таганроге появился на свет отец Жана – Нестор Пирет.

Из их воспоминаний Жану запомнились некоторые подробности о жизни бельгийцев в провинциальном российском городе с ярко выраженными социальными различиями и контрастами бытия – кирпичные коттеджи с садами, построенные у моря для семей инженеров-бельгийцев, двухквартирные кирпичные дома «бельгийской колонии» возле завода, где расселялись мастера, а также мазанки, крытые камышом, и землянки на окраинах призаводских посёлков — Касперовки, Скараманговки и других, в которых проживал местный рабочий класс. Интерес к теме усилили немногочисленные фотографии той поры, представленные в семейном альбоме. И у Жана появилось желание непременно увидеть этот город своими глазами.

Впервые Жан посетил Таганрог в 2000 году. Во время этого визита он побывал на «Тагмете» и в музее металлургического завода, отыскал дом, в котором проживали его прадед, дед и отец, а также другие дома бельгийского персонала, сохранившиеся с того времени, осмотрел директорский дом Альберта Нева — основателя Таганрогского котельного завода, главноуправляющего делами Таганрогского металлургического общества и учредителя Русско-бельгийского акционерного общества в Льеже. При этом Жан неустанно фотографировал все встречавшиеся ему дома и хозяйственные постройки той поры.

Первое знакомство с Таганрогом породило у него массу вопросов, на которые Жану не смогли дать ответы наши музейщики, историки и краеведы. Возвратившись домой, он занялся поиском потомков бельгийцев, участвовавших в строительстве металлургического завода и впоследствии работавших на нём, изучением фотографий и писем из их семейных архивов, а также почтовых открыток с видами Таганрога, на которых они писали короткие послания своим родным и друзьям. Массу интересных деталей открыло ему знакомство с коллекцией почтовых открыток, хранящихся у внучки Пьера Бюрлетгранддаутера, уроженца промышленного городка Серен под Льежем, где располагались металлургические заводы дочерней компании Угре Маригей. Он работал в России с 1909 года до начала Первой мировой войны – сначала чертёжником на Таганрогском металлургическом заводе, потом в Керчи и нынешней Макеевке. В 1911 году Пьер вернулся в Таганрог. Отсюда он регулярно отправлял в Бельгию почтовые открытки. В них Пьер описывал свои прогулки по «бельгийской колонии» в Таганроге, жаловался на плохое качество здешних дорог: «У нас грязь как зимой, а наш маленький сад полностью затоплен», сообщал массу других подробностей о своём быте. В ходе знакомства с этими посланиями Жан подметил интересную деталь – почта в те времена доставлялась гораздо быстрее, чем сейчас (тогда письма из Таганрога доходили до адресатов в Бельгии в течение трёх-четырёх дней).

Во время последующих визитов в Таганрог Жан обошёл старое городское кладбище и отыскал могилу бельгийской девушки, некоторые подробности о причинах её смерти были ему известны. В архивных документах, сохранившихся в Таганроге и Ростове, он обнаружил метрическую запись о рождении своего отца, а также списки иностранцев, работавших в разные годы на металлургическом и котельном заводах, что позволило ему перейти к целенаправленному поиску их потомков на исторической родине. По фотографиям из семейных архивов бельгийцев, живших в то время в Таганроге, Жан нашёл сохранившиеся дома, исколесив на велосипеде все улицы и переулки исторической части города. А затем совершил велосипедный тур вокруг Азовского моря и посетил черноморскую Анапу, куда выезжали на ознакомительные экскурсии и непродолжительный отдых с семьями его дед и другие бельгийские специалисты. Итогом этого турне стала книга Жана Пирета «Tour d’Azov» (Экскурсия по Азову), изданная в 2007 году на голландском языке, переведённая на французский и адресованная его сыну.

Предметом особого интереса Жана, как историка архитектуры и специалиста в области планировки городских территорий, являлись старые городские планы Таганрога, чертежи отдельных его кварталов и домов той эпохи. Изучив эти планы, он проследил, как с подведением в 1869 году железной дороги к Таганрогу и пуском в 1897 году металлургического и котельного заводов город начал развиваться и стремительно застраиваться в северном направлении.

Сейчас Жан работает над новой книгой – о пребывании бельгийских специалистов в Таганроге, с комментариями к историческим фотографиям. При этом он не теряет надежды ликвидировать последнее «белое пятно» с помощью россиян, у которых могут быть планы или фотографии домов «бельгийской колонии», а также сведения по истории их строительства. Адрес электронной почты Жана: piret@telfort.nl

Попутно Жан изучает в зарубежных архивах документальные свидетельства о ходе эвакуации иностранных специалистов из России во время Гражданской войны (к слову – его семья эвакуировалась из Мариуполя в 1919 году). И, конечно, не пропускает ни одной книги, вышедшей за рубежом и посвящённой интересующим его событиям в Таганроге.

В недавно изданной книге Андре Нева «Альберт Нев, льежский промышленник, в Таганроге», представлен современный фотоиллюстративный материал, сделанный Жаном. Один экземпляр этой книги Жан подарил музею ОАО «Тагмет».

По материалам этой книги Жан Пирет знакомит русского читателя с биографией Альберта Нева.

Текст автора публикуется в переводе с английского А. В. Белоконь. Отрывки из книги Андре Нева, помещённые в конце под названием редакции, – в переводе с французского Г. В. Казарян.

В. В. НАЗАРЕНКО

Андре Нев (1901-1990)

Начальный период истории таганрогских заводов – металлургического (ныне ОАО «Тагмет») и котельного «Альберт Нев, Вильде и Ко» (ОАО «Красный котельщик», 1895–1919) уже был ранее освещён в нескольких книгах [1], преимущественно с советской, коммунистической точки зрения. Первоисточниками послужили мемуары российских современников, местные газеты и материалы из российских архивов; отсутствовали ссылки на недавние исследования.

Материалы бельгийских архивов не использовали: к ним или вообще нельзя было обращаться, или они считались недостаточно достоверными (бельгийские капиталисты были «плохими парнями»).

В течение трёх последних десятилетий знаменитая сталелитейная промышленность Валлонии (французской части Бельгии) пришла в упадок; множество заводов было или закрыто, или перешло во владение иностранных компаний вроде индийской «Arcelor-Mittal». В конце девятнадцатого века ситуация была прямо противоположной: Бельгия была крупной индустриальной страной с четвёртой по величине промышленностью в мире. Она сыграла важную роль в индустриализации России, в том числе в создании важных городских служб: электрообеспечения, городского освещения и общественного транспорта.

В 1999 году в Льеже была опубликована книга под названием «Бельгийская промышленность в царской России» [2]. В ней упоминается Таганрог в связи с двумя заводами. В конце книги помещена биография Альберта Нева, написанная Андре Невом.

Долгое время биографию Альберта Нева в рукописи могли прочесть только члены семьи, но несколько лет назад её издали под названием «Альберт Нев, промышленник из Льежа в Таганроге» [3].

Автор этой книги Андре Нев (1902, Таганрог – 1990, Бельгия), инженер-электрик по профессии, – младший сын Альберта Нева. В конце жизни он на‑ писал историю своей семьи в трёх частях, последнюю – посвятил своему отцу, основателю предприятия «Альберт Нев, Вильде и Ко» и директору Таганрогского металлургического завода (1900–1918). Он закончил рукопись в 1984 году. За это время многое изменилось. Стало гораздо легче попасть в Россию, в Таганрог, и большинство архивов стали доступны для исследователей. Альберт Нев, сын Андре Нева и внук Альберта Нева, опубликовал факсимильное издание этой рукописи и снабдил его своими примечаниями.

Книга написана на французском; она вышла ограниченным тиражом и сопровождается многочисленными иллюстрациями.

Отдельные факты из истории двух заводов были до этого хорошо известны русским исследователям, однако рассказы о некоторых событиях (преимущественно рассказы современников) до этого нигде опубликованы не были.

В конце 1895 года Альберт Нев, обладавший тогда сравнительно небольшим опытом, в возрасте 31 года начинает работать в Таганроге по просьбе своего дяди Густава Тразанстера, влиятельного промышленника, директора доменной печи в пригороде Льежа.

Меньше чем за девять месяцев буквально на пустом месте появились огромные промышленные сооружения будущего завода «Альберта Нева, Вильде и Ко». Даже сейчас это впечатляющее достижение кажется чем-то невозможным. За удачными строительными работами последовали и административные успехи. Вскоре после приезда Нева в Таганрог заболевает Жюль Герпени, директор металлургического завода, и с 1896 года Нев его временно замещает. Герпени умирает в 1900 году в Льеже (больше про первого директора почти ничего не известно). Нев в возрасте 34 лет становится новым директором металлургического завода, на котором работали несколько тысяч рабочих.

Без сомнения, дядя Нева, Тразанстер, полностью доверял ему. Нев не специализировался на металлургии, он был строительным инженером по образованию. Вскоре он оставляет пост директора котельного завода.

До 1904 года Нев с семьёй жил в Таганроге. Когда его жена серьёзно заболела, возвратился в Льеж и оттуда вплоть до 1914 года управлял прокатным станом в Таганроге. В Таганрог приезжал четыре раза в год, в перерывах между визитами поддерживал связь с заводом с помощью писем и телеграмм.

Поездка на поезде из Льежа в Таганрог занимала полных три дня – так же, как и сегодня, в этом отношении ничего не изменилось, – то есть он в течение почти целого месяца в году жил в поезде. Альберт Нев одновременно был представителем в административном совете по делам Таганрогского металлургического общества (ТМО) в Петербурге и в правлении Европейского синдиката изготовителей труб в Берлине. Его обязанности главного менеджера принял на себя Матиас Олингер из Люксембурга.

В 1915 году по просьбе Тразанстера Альберт Нев с женой и детьми возвращается в Таганрог, чтобы помочь производству необходимого вооружения для императорской российской армии.

В 1918-м в возрасте 54 лет Нев в последний раз уезжает из России. Его семья уехала годом раньше через Петроград, а затем из Архангельска в Англию. Этот маршрут был проделан в опасной уже в то время обстановке, и автор описывает его подробно.

Первый дом Нева в Таганроге – дом Збизы – это большое здание на углу Спартаковского переулка и Октябрьской улицы (тогда Гимназической, теперь в этом перестроенном доме гостиница «Извольте»). После 1900 года семья переезжает в большой современный директорский дом на Камышанской (теперь Социалистической) улице, с видом на море.

Описание путешествий занимают значительную часть книги. Особое внимание уделяется поездкам по раздробленной из-за Первой мировой войны Европе: в её центральную часть, т. е. в Германию, Австрию, Бельгию, часть северной Франции не могли попасть ни русские, ни западные европейцы. Нельзя было напрямую поехать из восточной части Европы в западную; для окружного пути можно было или поехать на север через Москву, Архангельск и Англию, или по морю через Финляндию, Швецию и Норвегию, Шотландию и юг Англии.

События, происходившие на заводе, описаны как героические деяния. В книге есть рассказы о доставке паровых котлов в Одессу, чудом удавшейся почти в последнюю минуту, строительстве мостов для Транскавказской железной дороги и аресте директора Олингера во время Первой мировой войны.

Какими качествами обладал Альберт Нев? Он закончил Льежский университет и в начале своей карьеры в течение недолгого времени был самым молодым директором на заводе в Бельгии. Очевидно, Альберт был очень энергичным человеком, дисциплинированным, рассудительным и храбрым – настоящим лидером, который привык, чтобы ему подчинялись. Андре Нев упоминает, что его отец не отличался терпением. Но, без сомнения, у него были и другие черты характера, о которых ничего не говорится в книге. Автор настолько восхищается работой и личностью своего отца, что не может смотреть на него объективно, издалека. В книге есть два портрета Альберта Нева: на одном ему 30–40 лет, на другом – около 50-ти. Об этом человеке ничего нельзя сказать, просто посмотрев на его портрет. Его лидерские качества наиболее заметны на групповых фотографиях, где он изображён или среди своих подчинённых, или в кругу семьи.

Семья Нева, в отличие от других бельгийцев, была вполне готова надолго остаться в России. Они не уехали из страны через пару лет так, как это делали современные иммигранты. Нев поехал в Россию с «миссией». Он переехал со своей семьей туда, где все говорят по-русски, что, конечно же, сильно отличало его от большинства его соотечественников. Его дети ходили в школу в Таганроге. Они жили в сословном обществе, правила и порядки которого распространялись как на Таганрог, так и на бельгийскую диаспору. Ситуация не отличалась от той, что существовала в Бельгии: сословие сильно влияло как на повседневную жизнь, так и на размер заработной платы. Об этом мало что сказано в книге. Пятнадцатилетнему молодому человеку нелегко было понять специфику отношений между различными сословиями, а также между бельгийцами и русскими. Андре Нев или не замечал ничего необычного, или ему не приходилось с этим сталкиваться. Я был удивлён, когда увидел в книге цитату из Константина Паустовского, того самого Паустовского, который писал в своей автобиографии о «надменных бельгийцах» на заводе «Красный котельщик». Об этом ни словом не упомянуто.

Он пишет о жизни своей матери: «Ей было нелегко заводить знакомства среди местных дам». Это просто объяснить, если вспомнить, что, во-первых, бельгийцы жили достаточно обособленно на краю города, а во-вторых, высшее общество Таганрога состояло из богатых греческих и итальянских семей. Весьма вероятно, они с неохотой принимали в свой круг чужаков. О своём отце Андре Нев написал: «Отец быстро понял, что русские рабочие всё схватывают на лету» – и о матери: «Она делала всё возможное, чтобы понять этих малограмотных, но гордых людей».

В Таганроге было бельгийское консульство. Его главная задача – содействовать торговле и морским перевозкам в Таганрогском порту. Бельгийское консульство располагалось в доме Збизы (был секретарём консульства), в том же самом, где жила семья Нева.

После смерти консула Скараманги в 1902 году бельгийским консулом назначили Нева, а позже консульство переехало в дом под номером 50 на Георгиевской улице (теперь улица Братьев Дымо, на углу Паркового переулка), напротив металлургического завода.

Это учреждение было очень важным для административной жизни местной бельгийской диаспоры: в консульстве находилось регистрационное бюро. По просьбе сограждан Нев не оставил свой пост и после 1905 года, когда он переехал в свой родной Льеж, – весьма необычная ситуация.

Многие рассказы в этой книге сопровождаются краткой справочной информацией о том, что про‑ исходит в мире вне Льежа и Таганрога. Она необходима, чтобы дать читателям фоновые знания: как правило, жители Западной Европы плохо знакомы с этой частью истории Восточной Европы. Андре Нев не был профессиональным историком; существуют более подробные книги по этой теме. Тем не менее, эта книга не может быть оценена по меркам исторического исследования. Она в большей степени «устная история» и частично представляет собой рассказ современника. Это, возможно, последний из документов такого рода, ведь почти всех очевидцев тех событий уже нет на свете. Хотя в книге немало рассказов и о событиях, очевидцем которых Андре Нев не был.

Например, истории из жизни его отца или трёх старших братьев, какие обычно рассказывают во время семейных застолий. Андре практически не занимался специальными исследованиями, и, более того, многие архивы в этот период были недоступны. Это повлияло на его рассказ о первых годах существования завода, а также на описание юности Альберта Нева: в них иногда содержатся фактические ошибки и порой нарушена хронология событий.

В частности, в большей степени это относится к периоду 1905–1906 годов, когда мать серьёзно заболевает, а известный доктор Р. В. Зак из Таганрога отвозит её в Берлин, и семья возвращается в Бельгию. Также в 1905 году произошёл всплеск революционных настроений; многие бельгийцы возвратились на родину, навсегда покинув Россию. Несколько раз не было известно точное местонахождение Альберта Нева.

Лучшая часть книги – рассказы, в которых Андре Нев описывает свою юность, свои личные события и переживания. В Таганроге он прожил менее пяти лет: первые два года после своего рождения, а затем во время Первой мировой – в период между 1915 и 1917 годами. В пятнадцать лет он навсегда уезжает из Таганрога.

После прочтения этой книги всё ещё хочется побольше узнать о жизни бельгийцев в то время, особенно об их повседневной жизни на границе города, их отношениях с русскими. Сейчас об этом времени известно гораздо больше, ведь большинство архивов открыто. Тем не менее, эта книга представляет ещё одну интересную страницу истории Таганрога.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Булгаков В., Зайцев Е., Потапов Н. Пламя, металл, люди : история таганрог. металлург. з-да. Ростов н/Д: Кн. изд-во, 1972. С. 8–22.; Абрамов Л. А., Булгаков В. И. Таганрогский комбайновый. Ростов н/Д: Кн. изд-во, 1975. С. 7–36; Красный котельщик : история таганрог. котлостр. з-да (в док. и воспоминаниях). Ростов н/Д : Кн. изд-во, 1967. С. 8–17.
  2. Peeters W., Wilson J. L’industrie Belge dans la Russie des Tsars. Liege : Editions du Perron, 1999.
  3. Nève A. Albert Nève un industriel liégeois à Taganrog. De Nicolas II, dernier tsar de Russie à Lénine, premier dirigeant de l’ URSS /André N ève, textes et illustrations par son petit fils, Albert Nève. Lasne (Belgium) : Private edition, 2008. Впервые автор познакомил русского читателя с биографией Альберта Нева в альманахе «Вехи Таганрога» (2008. № 38. С. 39–41).

Оставить комментарий в ЖЖ




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"