Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Дронов В. А. Исчезнувшие поселения Дубовского района // Донской временник. Вып. 28-й. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m1/50/art.aspx?art_id=1758

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Вып. 28-й

Дубовский район Ростовской области

В. А. ДРОНОВ
 

ИСЧЕЗНУВШИЕ ПОСЕЛЕНИЯ ДУБОВСКОГО РАЙОНА

Процесс вымирания села не является уникальным российским явлением. В целом он схож с аналогичными событиями в других странах и регионах планеты.

Исчезновение хуторов с карты Дубовского района Ростовской области – проблема многосторонняя, её характеристики имеют несколько факторов и этапов. Наиболее целесообразным представляется анализ исчезновения населённых пунктов в течение трёх основных этапов: XIX – начало XX века, 1920–1990-е годы и время новейшей истории России.

Можно обозначить четыре группы причин распада поселений: экономическая, экологическая, урбанизационная и социальная. Причины исчезновения станиц и хуторов в разные периоды времени их существования имеют как отличительные черты, так и сходство.

На первом этапе развития социума, в течение XIX века, исчезли хутора, расположенные на территории современного Дубовского района (1-й Донской и Сальский округа Области войска Донского): Абакумов, Агейчев, Алексеев,Безпалов, Болдырев, Воробьёв, Генеральский, Денисов, Жарков, Жемчугов,Зайцев, Зык, Кандауров, Каршин, Кирсанов, Кисилёвский, Колядин, Комарев,Кривской (около ст. Жуковской), Летник-Баклановский, Лопатин (около хутора Холостонур), Лошманов, Маркин, Нижний, Ново-Самсонов, Овчиников (около хутора Верхне-Жиров), Островский, Попов, Титов, Фетисов, Филиппов, Фролов,Худжурта, Ченцов, Чиков Кут, Юдин, временные поселения Весёлый (около хутора Донского), Земчинов, Кашары, Шавелькина [1].

Одна из причин подобного явления – экологическая. Прежде всего ушли в небытие хутора на территории бассейна реки Ерик. Как только в конце столетия произошла массовая распашка земель (переориентация на товарное земледелие), сразу резко понизился уровень воды в реках. Особенно пострадали маловодные водоёмы, Ерик стал почти непроточным, хутора здесь исчезали из-за недостатка воды.

Не стоит сбрасывать со счетов фактор проверки временем. Одни хутора могли обосновываться в удачных местах, а там, где практика показала, что расположение поселения неудобно – следовал вывод о переселении на другую территорию.

В XIX веке станицы нарезали паи казакам, поселяемым на Левобережье Дона в новых хуторах. Иногда рядом основывали владельческие посёлки – населённые пункты, земельное довольствие которых и крестьяне принадлежали помещику. Крестьян они приобретали в центральных губерниях, селили на земельных наделах, полученных офицерами по чину. В Ильинской волости хутор Тарасов насчитывал крестьянских 49 душ, неподалёку был казачий хутор Тарасов Нижне-Курмоярской станицы – 138 человек. Такие же порядки есаулом Дубовским в последней четверти XVIII века были поселены на участке рядом с казачьим хутором. Дореформенная статистика учитывала эти населённые пункты как самостоятельные единицы. После 1861 года произошло исчезновение хуторов-двойников, они объединились в одно административное поселение.

В Потаповской, Чунусовской и Эркетинской станицах, расположенных на территории современного Дубовского района, до Первой мировой войны проживало около четырёх тысяч казаков-калмыков. В 1920 году была образована национальная автономия – Калмыцкая автономная область. Провели агитационную работу, многие калмыки уехали в Калмыцкую автономную олбласть [2]. В 1928 году в составе Ростовской области был образован Калмыцкий район с центром в станице Кутейниковской.

Другая часть калмыков переехала из населённых пунктов Дубовского района поближе к центру вновь образованного района. В результате не стало станицы Потаповской, в 1932-м. калмыцкие хутора Болдырь и Чунусовский были упразднены в связи с переездом калмыцкого населения в Калмыцкий район [3]. В станице Эркетиновской в настоящее время калмыков нет.

На запасных войсковых участках и на землях станицы Эркетинской в начале XX века при экономиях коннозаводчиков основали хутора Бакбушев, Водяной, Калтаканов, Кравченко, Самохин, Селиванов, Сельдинов, Ультигур. Каждый насчитывал от 100 до 200 человек [4]. В 1920-х годах эти жители в процессе массового переселения перебрались в более крупные населённые пункты – в том числе в калмыцкие станицы, и хутора исчезли.

Заселение молокан в Дубовском районе произошло в конце XIX веке, они проживали в хуторах Гуреев, Ивановка и Новосальский. После Гражданской войны в район переселилась новая волна. Вновь образованный хутор так и назвали – Молокан, он возник на левом берегу реки Сал, напротив хутора Моисеева, и насчитывал около семи десятков человек. Все они постепенно перешли на жильё в новый хутор – Романов, который находился в километре. Хутор Молокан исчез с карты района. Около хутора Ново-Сальского образовался хутор Пришиб, в котором в 1926 году проживало 130 человек. После образования колхоза «Новая жизнь» жители перебрались в хутор Ново-Сальский [5]. Молокане как этническая группа исчезли с карты региона.

Большой отток населения случился из-за урбанизации. За 13 лет – с 1926 по 1939 год городское население Дона увеличилось вдвое. Сталинград вырос за 15 лет с 85 до 400 тысяч, многие из них – бывшие жители придонских станиц и хуторов. Из Дубовского района в это время выбыло 15–20 % жителей, которые поехали в Ростов на строительство завода «Ростсельмаш», в Сталинград, в Котельниково, в другие города, где были стройки и производства; молодёжь направили учиться во многие города страны. Самый большой отток случился из малочисленных хуторов.

С 1929 по 1935 год в районе создали 84 колхоза. Остальные хутора, в которых не были образованы центральные усадьбы хозяйств, были обречены: Баклановский, Ежов, Колодезный, Ленинский, Павлинский, Самсонов, Черлёный [6].

Так индустриализация и коллективизация вторглись в жизнь селян своими достижениями и своими бедствиями.

Кстати, эти перемены сыграли злую шутку с немецкими частями, отступавшими в январе 1943-го. Топографы не успели внести изменения; на картах немецкого Генштаба, отражавших земли Баклановского водораздела, оставались хутора Ежов, Ермаков, Кандауров, Самсонов, Сибирьки, упразднённые в 1930-х годах. Под ударами 54-й механизированной бригады гитлеровцы, измотанные боями, не находили населённых пунктов, обозначенных на картах, они оказались на открытой местности при температуре минус 25. Степные просторы были усеяны сотнями убитых и просто замерзших солдат противника [7].

Поучительна история станицы Атаманской и  слободы Ильинки. Ильинская слобода оказалась меж двух огней. Соседнее село Дубовское стало райцентром со всем набором социальных услуг. Рядом образовался хутор Весёлый, центральная усадьба колхоза «Ленинский Путь», где имелось всё для обустроенной жизни – почта, школа, детский сад, медпункт, клуб, библиотека. Самое главное – была работа. Ильинцы стали переезжать в эти населённые пункты, в города Котельниково, в Ростов. В 1967 году когда-то самый крупный населённый пункт района был исключён из административных учётных данных [8].

Исчезновение станицы Атаманской — драматичный эпизод истории района. Станичники в 1930-е годы не захотели образовывать колхоз. Близлежащие хозяйства построили свои школы, медпункты, клубы. Жители постепенно перебрались в те места, где была работа и объекты социальной структуры. Частично казаки были репрессированы, семьи во время начального периода коллективизации поверглись переселению. В 1963 году станицу сняли с административного учёта, последние жители переехали в соседние населённые пункты.

Некоторые исследователи в 1990-х объявили исчезновение казачьих населённых пунктов политикой расказачивания. Однако документальных источников, подтверждающих эту гипотезу, нет. Утверждение о том, что выселялись казачьи хутора, а крестьянские власть не тронула, опровергается объективными данными. В 20–50-е годы XX века исчезли крестьянские хутора: Алексеевский, Бабин, Барабанщиков, Мазанов, Павлинский, Красный Курган, Троилинский. И даже слобода Ильинка, опора сил РККА, пропала с карты района. Уцелели соседние казачьи станицы Андреевская и Баклановская, несмотря на то, что в годы Гражданской войны они показали себя оплотом Донской армии. Казаки станицы Баклановской в апреле 1918 году были инициаторами антибольшевистского восстания. Станица дала белому движению пять генералов, один из которых потом стал генералом СС. В мае 1919 году, во время боя при переправе через Сал, из дворов станицы Андреевской казаки открыли фланкирующий огонь, посекли пулемётами конницу С. М. Будённого, тяжело ранили А. И. Егорова и Б. М. Думенко [9]. Станицы, имевшие перед белыми не менее значимые заслуги, чем Атаманская, уцелели, а восточный оплот казачества ушёл в небытие. Политический заказ в исчезновении казачьих населённых пунктов в Дубовском районе документально не прослеживается, основной причиной стали перемены в экономике.

В 1947 году началась стройка Волго-Донского судоходного канала, один из основных объектов – Цимлянское водохранилище. При затоплении исчезли три населённых пункта Дубовского района. Жители хутора Февралёва не основали свой хутор на новом месте, а переселились в станицы Жуковскую и Подгоренскую. Хутор Ковалёв перебрался в станицу Жуковскую. Хутор Комаров сначала пытался зацепиться на берегах водохранилища, однако впоследствии его жители переехали в станицу Малолученскую и в хутор Алдобульский. Были семьи, которые уезжали в село Дубовское, в посёлок Зимовники, в Ростов.

В конце XIX – начале XX века было экономически выгодно «приземлить» население в парцеллы, мелкие хутора. Основное средство производства – волы, главная транспортировка – лошади. Малозаселённые хутора оказались необходимыми, когда работников и орудия для обработки земли за 4–5 вёрст доставляли на поле такими способами передвижения. В 1930–50-е годы появились автомобили и колёсные трактора, увеличилось плечо доставки рабочих и грузов, хутора оказались экономически излишними. Логистика (по современной терминологии) внесла весомый вклад в дело уничтожения населённых пунктов. Пришла новая техника, работники малонаселённых хуторов не могли обслуживать и ремонтировать тракторный парк. Только крупное хозяйство было способно решить проблему механизации.

Специалисты рабочих профессий стали перебираться на центральные усадьбы, где были выстроены механические мастерские, оборудованные необходимыми средствами технологического обеспечения.

В 1960–70-е годы разработали и внедрили программу модернизации деревни, в развитии сельского хозяйства был достигнут значимый прогресс. Концентрация производства диктовала свои правила развитию или угасанию хуторов. В качестве основной задачи выдвигалось создание укрупнённых благоустроенных посёлков с современными условиями для жизни. Определение мест центральных усадеб зависело от позиций, наиболее выгодных с хозяйственной точки зрения. Руководствовались принципом экономической целесообразности: откуда следует доставлять технику и работников на поле, на животноводческую ферму – с центральной усадьбы или отделения хозяйства, какие будут маршруты поставки продукции.

Происходило переустройство хуторов, ставших центрами отделений, ферм колхозов и совхозов. Усилили производственную базу, создали социальную инфраструктуру: новые клубы, почты, школы, бани, магазины [10].

Жителям населённых пунктов, не попавших в эту группу, предложили переселиться на центральные усадьбы совхозов с предоставлением более благоустроенного бесплатного жилья.

Примером становления аграрного комплекса можно взять новый совхоз «Восход». Во время его основания вариантом, наиболее выгодным с хозяйственной точки зрения, оказалось устройство центральной усадьбы в хуторе Щеглове, так как здесь проходила автодорога Дубовское – Волгодонск, сказалась близость к грузовым пакгаузам железнодорожной станции Ремонтная. Nolens volens, хочешь не хочешь, конфигурация полей и дорог предполагала образование в совхозе трёх опорных точек, трёх отделений, ими стали хутора Верхний Жиров, Назаров и Лесной. Хутора, не ставшие центрами совхозных ферм и отделений, были обречены. Судьба остальных населённых пунктов, находившихся на территории сельсовета, – Алексеев, Барабанщиков, Павлинский, Садки была предрешена: переселение на центральную усадьбу. Семье доярки из хутора Садки В. Г. Казьминой директор совхоза предлагал квартиру в двухквартирном доме – отказались, сами построили новый дом на берегу Ерика, здесь и усадьбы были площадью просторнее, и река близко. Совхоз помог строительными материалами [11].

Когда в станице Баклановской организовали отделение совхоза «Ново-Жуковский», стал рассыпаться хутор Бакланов, находившийся в четырёх километрах.

Старинному казачьему хутору Марьянову не везло, была восьмилетняя школа, вся инфраструктура быта, но центральной усадьбой хозяйства он не стал. Конкуренции с близлежащими мощными совхозами «Андреевский», «Комиссаровский» и «Семичный» выдержать не смог, Марьянов упразднили в 1965 г. Хутор Старо-Дубовка Дубовского сельсовета присоединили к селу Дубовскому. Не устояли хутора Ладыгин, Лапин, Пятилетка, Сибиречный, Тарасов, Хоринка, их исключили в 1965–1967 годах из учётных данных [12].

Процессы автоматизации на железной дороге сделали ненужным существование посёлков-разъездов Мелиоративный, Минаевский, Сал. Развитие новых технологий в аграрном секторе сделало сельское население избыточным.

Чаще всего решающее значение имело стремление людей к улучшению качества жизни. Много бед, как это ни странно звучит, наделали десятилетки. Когда нужно было в борозде понукать пару волов, двухклассного образования в церковно-приходской школе хватало с лихвой. Как только комбайнёр стал работать на высокопроизводительном СК-5 «Нива», а токарь в совхозной механической мастерской получил современный станок К62, на этой технике знаний даже семилетнего образования оказалось недостаточно. Растениеводство и животноводство потребовали специалистов с высококлассным профессиональным образованием. На каждой центральной усадьбе были выстроены современные средние школы. Труженики из дальних хуторов стали переезжать поближе к учебному заведению.

Самый убедительный аргумент привела ученица Заветинской средней школы В. Васюкова; в своём реферате она написала: «Возможно, что причиной исчезновения хутора является то, что людям было трудно жить вдалеке от крупных сёл» [13].

Перемены, происходившие в новейшее время, для жителей дальних населённых пунктов стали драматичными, ликвидация малых деревень в конце XX века ускорилась. Если в 1960–70-е это явление объяснялось объективными процессами, то сейчас разрушались основы села.

Житель распадающегося хутора тридцать лет назад бесплатно получал квартиру на центральной усадьбе, более благоустроенную, работу по квалификации, а в 1990-е годы уходить стало некуда. За стоимость дома, расположенного в хуторе, можно было в городе купить лишь входную дверь. Процесс распада ускорился, исчезли хутора: Вишнёвый, Дальний, Красный Курган, Крюков, Куропатин, Минаев, Подгоры, Сайгачий, Сал-Адьянов, Сиротский (около станицы Эркетиновской), Снежный, Советский, Стоковый, Тюльпанный. Некоторые населённые пункты оставались в административном реестре только на бумаге. В этот список попали хутора-призраки Ивановка, Ленина, Лесной, Калинин, Минаев, Назаров, Яблочный. Если они и оставались в административном реестре, то за счёт регистрации населения близлежащих чабанских точек. В действительности там голая степь, либо сиротливо стоят несколько оставшихся домиков.

Процесс пошёл дальше. Хутора Агрономов, Верхний Жиров, Королёв, Кравцов, Лопатин (Гуреевское сельское поселение), Новосальский, Новогашунский, Холостонур с трудом удерживались на карте района.

Опять, как XIX веке., решающее значение приобрела среда обитания. Все эти хутора – из восточной зоны Дубовского района, где господствует полупустынный климат. В меньшей степени подвержены исчезновению населённые пункты, прилегающие к Цимлянскому водохранилищу, или к северной части Баклановско-Вербовологовского водораздела, где климат более благоприятный. Прошло время рационального распределения и эксплуатации ресурсов, наступил период выживания.

Земляки, ранее проживавшие в исчезнувших хуторах, не сдаются, ностальгия, тяга к родным местам дают о себе знать. В районном Доме культуры в 1992 году собрались бывшие жители слободы Ильинки, вспомнили свою малую родину, помянули добрым словом ушедших. В 2011 г. встретились кудиновцы, хуторяне приехали в контору бывшего совхоза, где их встретили живущие в этих местах земляки. Вспомнили своё прошлое потомки казаков из Кравцова, они провели встречу уроженцев красивого хутора, когда-то удобно разместившегося в пойме реки Ерик.

В Элисте образовались землячества потомков донских казаков-калмыков. Они договорились увековечить место, где стоял Эркетеневский хурул. В станице Эркетиновской в 2013 году состоялось открытие Памятного знака, прозвучала буддийская молитва, территорию бывшего хурула обошли под водительством лам [14].

В 1910–1912 годах атаманом станицы Чунусовской был Санжа Шуваринов. Почтить его память, а также вспомнить всех родственников приехала из Элисты внучка атамана И. А. Лиджи-Горяева и правнук Баатр. Побывали на месте, где атаман построил свой дом, поставили свечу, исполнили буддийские обряды.

Потомки жителей донских казачьих калмыцких станиц приезжают на берег Сала, справляют буддийские обряды, поклоняются духам своих предков. Несмотря на трудности, жители станиц и хуторов Дубовского района чтят и увековечивают память предков.

ИСТОЧНИКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

1. Область войска Донского по переписи 1873 года. Новочеркасск, 1879 г.; Первая всеобщая перепись населения Российской Империи, 1897 г. / Под. ред. Тройницкого Н. А. М, 1905 г.; Алфавитный список населённых мест Области войска Донского. Новочеркасск: Областная войска Донского типография, 1915.

2. Бадмаева Е. Н. Миграционные процессы в Калмыкии в период НЭПа // Вестник КИГИ РАН. 2008. № 1. С. 12

3. Алексеева П. Э. Станица Граббевская (XVII век – декабрь 1943 г.). Исторический очерк. Элиста: Калмыцкое кн. изд-во, 1997 С. 23

 

 




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2020 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"