Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Шевченко С. А. Восстановление народного хозяйства: Гашунский сельский совет  // Донской временник. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m5/1/art.aspx?art_id=1891

Донской временник. вып. 30-й

Зимовниковский район

Публикуется только в электронной версии

Шевченко С. А.

Послевоенное восстановление народного хозяйства

в Гашунском сельском совете

Продолжаю рассказывать о своей малой Родине. И на этот раз о том, как налаживали быт и хозяйство в Гашунском сельском совете Зимовниковского района Ростовской области после войны.

На 1 июля 1950 года в составе Гашунского железнодорожного сельского совета значились хутора Власовский, Гашун, Донецкий, Майкопский, Ново-Рубашкин, Русско-Садовский, Старо-Рубашкин, Троицкий и Ульяновский [1]. Спустя пять лет,  на 1 июля 1955 года в состав Гашунского сельсовета дополнительно вошли ещё и хутора Ивановский, Крюков [2].

Сельский люд был бесправен, ведь у него не было даже паспортов (они стали обязательными для всех граждан СССР только с 28 августа 1974 года).

Колхозники практически с утра до вечера находились на сельскохозяйственных работах. Малые дети очень часто оставались без присмотра, подростки трудились наравне с взрослыми. Поздно вечером управлялись с домашним хозяйством, которое кормило семьи, в отличие от трудодня [3], который был «галочкой» в конторской книге и отождествлялся с неоплачиваемым трудом в колхозах. На этот трудодень порой не выплачивалась ни заработная плата, ни натуроплата. Приходилось самим выпекать хлеб. Рано утром также нужно было управиться с хозяйством, приготовить завтрак и то, чем можно было перекусить на обед в поле.

В 1950-е годы колхозники страдали и от принуждения к покупкам облигаций государственного займа.

В отдельные годы приходилось раскрывать крыши землянок и сараев, чтобы прокормить домашний скот. Топили кураём — травой перекати-поле, навозные кучи резали пластами, сушили и получали топливо — кизяк. Высушенный или переработанный навоз использовался для сжигания в печи с целью обогрева или приготовления пищи.

После принятия Закона о сельскохозяйственном налоге в 1953 году жить стало чуть легче, поскольку платить государству за обрабатываемую в личном хозяйстве землю приходилось втрое меньше чем при Сталине, и даже многие категории граждан получили льготы по налогообложению. В 1953 году правительство страны существенно повысило закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию растениеводства. Трудодень стал более весомым. Государство начало оказывать помощь селу кредитами на капиталовложения, строительными материалами.

Люди в хуторах жили бедно, но опрятно. Большинство семей колхозников ютилось в землянках-мазанках [4]. Флигели, тем более деревянные, были редкостью. Жители хуторов, несмотря на воинствующий атеизм в стране, всегда старались прибраться к православному празднику Пасха. Мазанки белились, их фундамент смазывался разведённой жёлтой глиной, окна и двери красились синькой. Все строения, в целом, выглядели нарядно. Также осенью готовились к Покрову Пресвятой Богородицы — 14 октября и к 7 ноября — дню Великой Октябрьской социалистической революции.

Наши предки жили в гармонии с природой. Навоз от сельскохозяйственных животных аккуратно складировался в бурты, прибивался для уплотнения. В летний период его резали пластами и сушили на солнце для получения топлива — кизяка. Птичий помёт также собирался, а потом грузился на подводы специально закреплёнными для этих целей колхозниками, которые объезжали хутора. Этот помёт осенью вносился на поля колхозов для повышения плодородия почвы.

Семьи были многодетными и испытывали нужду в одежде, обуви, учебниках, тетрадях. Младшие дети донашивали за старшими их многократно штопанную верхнюю одежду. Ничего из этого не выбрасывалось, так как периодически приезжал старьёвщик и обменивал ненужные семье вещи на какие-то мелкие предметы. Также можно было сдать стеклянные бутылки в пункты приёма стеклотары. Вся использованная бумага, старые газеты и книги шли в макулатуру.

По воспоминаниям Лидии Тимофеевны Гайдиной, 1935 года рождения, родителям некогда было специально заниматься воспитанием детей, они с раннего утра до позднего вечера работали в колхозе. Поэтому у каждого из сыновей и дочерей было какое-то своё поручение. Кто-то пас гусей, овец, коз, кто-то прорывал сорняки и поливал овощи на огороде. Старшие дети присматривали за младшими братьями и сёстрами, пока родители трудились на колхозных полях и фермах. Осенью собирали курай, кермек и другие травы, называемые перекати-поле, утрамбовывали их в сарайчиках, а потом использовали как топливо.

Основной вид транспорта — быки. Зерно от комбайнов тоже возили быки, впряжённые в брички. Позднее стала появляться в колхозах техника: автомобиль ГАЗ–АА, так называемая «полуторка», легендарная машина довоенного и военного времени, которая производилась на Горьковском автозаводе с 1932 года; комбайн, который прицеплялся к трактору и др.

Ещё в 30-е годы в Зимовниковском районе появилось проводное радио. Практически в каждом населённом пункте в центре устанавливались телеграфные столбы, на которые крепились репродукторы «Рекорд–3». Громкоговорители, называемые в народе тарелками, транслировали сообщения из Москвы: трудовые рапорты о ходе строительства народнохозяйственных объектов, социалистическом соревновании, партийных съездах, выборах депутатов в Верховный Совет СССР, футбольных матчах. Активно тарелки использовались и во время Великой Отечественной войны.

Советская власть активно вовлекала жителей страны в политическую деятельность. Все населённые пункты разбивались на десятидворки, которые обходили агитаторы из коммунистов, комсомольцев и активных беспартийных граждан. Они беседовали с каждым жителем порученной им территории, разъясняли политику КПСС и советского правительства, призывали всех к активному голосованию в ходе избирательных кампаний. Во время празднования 7-го ноября, 1-го и 9-го мая на всех государственных учреждениях вывешивалось красное знамя. Было принято и каждому домовладельцу вывешивать государственный флаг на крыше жилого помещения. Не удивительно, что в такие дни хутора и посёлки пылали кумачом.

Для придания торжественности проводимым мероприятиям из радио-тарелок лилась бравурная музыка, звучали патриотические лозунги. В сельские магазины завозились дефицитные товары, верхом блаженства для детишек был привоз карамелек-подушечек и леденцов в жестяных коробочках.

В такие дни сельский люд одевался празднично и домой после голосования не сильно торопился. То тут, то там звучали гармошка или баян, запевались всеми любимые частушки, народные и эстрадные песни, стихийно образовывались танцевальные площадки. Взрослых всегда сопровождала детвора, которой всё было интересно. Такая общность лучше всяких воспитательных бесед сплачивала население, формировала не напускной, а искренний патриотизм. Как свидетельствуют старожилы, бедности своей никто не стеснялся. Все были настроены друг к другу благожелательно, поддерживали всем, чем могли, иногда делясь последним. Именно это помогало людям выживать!

В 1950-е годы в Зимовниковском районе начинается активная борьба с засухой. Работниками лесхоза высаживаются лесные полосы для повышения плодородия почв. Создаются пруды и искусственные водоёмы в балках и по водотокам малых рек: Большой Гашун, Малый Гашун, Большая Куберле, Малая Куберле. Работники Зимовниковского лесхоза стали высаживать лесные полосы по периметру полей. Первоначально для этого использовались саженцы из питомников других районов Ростовской области. Молодые лесные посадки призваны были защитить сельскохозяйственные посевы от изнуряющих суховеев и чёрных бурь. В них начали созревать алыча, айва, абрикосы, называемые жердёлами, груши, дикие яблони, смородина, тёрн. Также росли дубы, вязы, клёны американский, остролистный, татарский; жимолость татарская, скумпия (париковое дерево), тамарикс (бисерное дерево), другие виды деревьев и кустарников. У работников лесхоза появилась возможность собирать свой семенной материал и высевать его в питомнике Зимовниковского лесхоза, что активизировало процесс озеленения нашей местности.

В хуторе Гашун первая лесная полоса была заложена вдоль Северо-Кавказской железной дороги в 1950 году. В посадке деревьев и уходе за ними принимали участие местные жители. Полив саженцев осуществлялся ведрами, прополка также производилась вручную, мотыгами. Руководил этими работами Трофим Александрович Бутримов. Он строго следил за посадками, не допуская потравы хуторским стадом крупнорогатого скота (КРС), овец и коз.

До того, как саженцы выросли в настоящие деревья и стали выполнять своё предназначение, железнодорожники страдали от сильных снегопадов. За станцией Гашун ставили специальные щиты, которые задерживали снег. Тем не менее, иногда снег засыпал железнодорожные пути, и поезда не могли проходить. Все силы путейцы бросали на борьбу со снегом. Железнодорожные пути расчищались вручную. Огромные пласты снега выкладывали в виде защитных стен, что очень нравилось местным мальчишкам. Поскольку большая часть населения проживала в землянках, то часто они оказывались занесёнными снегом полностью. Хозяева внутри делали своеобразные тоннели для прохода в хозяйственные постройки. А детвора с удовольствием каталась с крыш своих землянок на досках или лепёхах из мёрзлого навоза, поскольку санки были не у всех.

Станция Гашун в 1950-е годы была центром жизни местной округи. Здесь работал буфет, работники почты отправляли и получали корреспонденцию, посылки через почтовые вагоны пассажирских поездов. За неимением клуба молодёжь организовывала свой досуг на вокзале. В праздничные дни на перроне проводились митинги, в здании вокзала — концерты и постановки местной художественной самодеятельности и приезжих артистов.

Многие жители хутора Гашун трудились на Северо-Кавказской железной дороге дежурными по станции, кассирами билетной кассы, путевыми обходчиками, монтёрами пути, стрелочниками. Им ежемесячно платили заработную плату, поэтому все железнодорожники своей работой дорожили и гордились. Путейская бригада обслуживала участок Северо-Кавказской железной дороги от разъезда Весёлый до разъезда Сал. Как правило, повзрослев, дети шли работать на железную дорогу вместе со своими родителями.

Со временем на станции Гашун сложились семейные железнодорожные династии. Это Даниловы, Докучаевы, Кивгановы, Крымские, Максименко, Нарыжные, Поляничкины, Шаповаловы, Яковенко и другие.

Именно железнодорожники являются основателями посёлка при станции Гашун. Когда все казенные железнодорожные жилые здания были заселены, то нуждающиеся в жилье стали строить себе дома — мазанки вдоль железной дороги. Так возникла первая улица современного посёлка — Железнодорожная, вторая — улица Семидворка, затем — улица Кооперативная. Семьи железнодорожников жили не только в посёлке при станции Гашун, но и на разъезде Весёлый, в железнодорожных будках «278 км», «279 км», «291 км», казарме «285 км», полуказарме «288 км», полуказарме «293 км» железной дороги.

Получая жалованье, железнодорожники также занимались выращиванием домашних животных и птицы. В те времена степь вдоль железной дороги не распахивалась, было большое количество травы, позволявшее заготавливать на зиму высококачественное сено. Коровы, овцы, лошади, свиньи, индюки свободно ходили по пастбищам. За ними присматривали жёны и дети железнодорожников.

На железнодорожном разъезде Весёлый служили и жили представители родов Волошиных, Козиных, Лыгиных, Матанцевых, Поповых, Репиных, Талановых, Шаповаловых, Яковенко и другие.

В 1950-е годы в Ростовской области активно проводилась реорганизация колхозов в совхозы.

Решением Зимовниковского исполкома Райсовета от 25 июня 1956 года № 233 колхозы имени Ворошилова, имени Будённого, имени Сталина, «Сальский коневод»,  были объединены в колхоз имени Свердлова. 1 марта 1957 года колхоз имени Свердлова преобразуется в совхоз «Северный» [5].

Председателями колхоза имени Будённого, кроме Прохора Егоровича Волкова, были Пётр Емельянович Гришко из хутора Русско-Садовский и Олейников из села Зимовники.

В 1950-е годы работники колхоза имени Будённого закладывали фруктовый сад и виноградники. В посадке нового сада принимали участие многие молодые активистки колхоза, в том числе Лидия Редкозубова, Мария Рыбалкина, Александра Харченко.

Сад разместили на берегу пруда в хуторе Старо-Рубашкин. Садоводом стал Иван Ипполитович Бервено, затем его сменил Андрей Васильевич Омельченко. Выращивались яблони, груши, сливы, алыча, абрикос, грецкий орех, смородина, виноград. Все агротехнические работы проводили члены колхоза. А в период уборки урожая привлекались школьники, пенсионеры, все желающие из села Зимовники и окрестных хуторов.

Председателем нового колхоза имени Свердлова стал Иван Фёдорович Баранов. Он из так называемых «тридцатитысячников». Это передовые работники предприятий и организаций, партийных и советских учреждений, направленные коммунистической партией Советского Союза в деревню в 1955–1957 годах для руководства экономически слабыми и отстающими колхозами с целью подъёма колхозного хозяйства. По рассказам С. Е. Шевелёва, И. Ф. Баранов в прошлом был профессиональным военным и работал в следственном комитете военного округа. Там ему пришлось столкнуться с военнослужащим Советской армии Василием Лбовым, уроженцем хутора Ново-Рубашкин. Василий был активным участником воинской художественной самодеятельности, играл в духовом оркестре на трубе. Однажды он решил трубу продать, а деньги потратить на личные нужды. На военнослужащего завели уголовное дело, которое расследовал Иван Фёдорович Баранов. Дело замяли, Василий Лбов отслужил действительную воинскую службу, вернулся домой. Он женился на Лидии Шевченко и стал работать в колхозе имени Свердлова. И вот, став председателем колхоза имени Свердлова, а затем совхоза «Северный», И. Ф. Баранов вновь встретился с Василием Лбовым. Оба были удивлены неожиданной встречей. Так  они и проработали вместе в одном хозяйстве..

Вновь образованные хозяйства нуждались в рабочих руках, и донские вербовщики оказались в Белоруссии, где в 1950 году чаще всего функционировали маломощные колхозы. Практически все белорусы жили бедно, выручала картошка — «бульба», не давая умереть с голоду. Поэтому местные жители, узнав о том, что в совхозах Дона платят «живые деньги», продают по приемлемой цене зерно на содержание домашнего подсобного хозяйства, пожелали сменить место жительства. Таким образом,  молодые девушки из Белоруссии Нина Жигальская, Вера Епинько (Ясько) и Мария Епинько (Соловьёва) оказались в хуторе Ильичёв, который был центром отделения совхоза «Северный».

Кстати, когда в феврале 1948 года началось сооружение Волгодонского канали им. В. И. Ленина, а затем и Волгодонска, на строительство прибыло огромное количество молодых парней и неженатых мужчин. Многие из них искали себе невест в прилегающих хуторах. Так в хуторе Ново-Рубашкин обрели своё семейное счастье Константин Семёнович Караджа, Виктор Степанович Платонов, Пётр Сергеевич Сало, Владимир Иванович Турчанов и другие.

В хуторе Ильичёв проживали рода Билетиных, Бровченко, Волковых, Глущенко, Дроздовых, Душко, Лодяновых, Мамаевых, Некипеловых, Ногиных, Проценко, Соловьёвых, Ткачёвых, Чуприниных, Яковенко, Ясько и другие. Социальную сферу представляли Ильичёвская начальная школа, детский сад, сельский клуб. Вечером, после работы и завершения дел в домашнем хозяйстве большинство хуторян отправлялось на танцы в клуб. Танцевали и подпевали юноши и девушки, молодые и зрелые семейные пары, и, конечно, под ногами у взрослых крутилась детвора. Каждое событие в хуторе было массовым и общим делом: свадьба, рождение ребёнка, проводы в армию, празднование 1 мая, Дня Победы, 7 ноября, Нового года, уход в мир иной.

В 1960-е годы в хуторе Ильичёв ширилось жилищное строительство. Саман всем миром делали бесплатно на берегу пруда в балке Сахарта. Эта работа проводилась в выходные дни или после трудовой смены на отделении совхоза «Северный». Платой за труд являлся обильный вкусный ужин, приготовленный хозяйкой строящегося подворья. Люди в хуторе были очень трудолюбивы, добры и отзывчивы. Молодые девушки и женщины на дойку, ток и сельскохозяйственные полевые работы выходили с песней и возвращались домой с песней. Дома их ждали малые дети, деревенская живность, а в балке Сахарта — поливные овощные огороды. Первоначально поливать приходилось вручную, таская воду вёдрами из пруда. Позже появился общий колодец с «журавлём», но полив также оставался ручным. Некоторые хуторяне делали неглубокие временные колодцы — «копани», водных запасов которых хватало на один сезон. Потом копани заиливались и нужно было рыть новые колодцы. Также жёнам трактористов приходилось стирать промасленную одежду мужей, которую не брало хозяйственное мыло. Тогда женщины на берегу пруда делали небольшие глиняные ванны, в которых одежда трактористов отмокала и при помощи глины отстирывалась. Несмотря на бедность, бытовые неудобства, сельские люди чувствовали себя уверенными, защищёнными и счастливыми. Жительница хутора Ильичёв Мария Ивановна Соловьёва за высокую производительность труда на молочно-товарной ферме была удостоена звания «Ударник коммунистического труда» [5].

По Указу Президиума Верховного Совета РСФСР от 30 декабря 1965 года № 454 орденом «Материнская слава» II степени была отмечена работница совхоза «Северный» из хутора Ильичёв Лидия Павловна Геращенко, орденом «Материнская слава» III степени — работница этого же совхоза Агриппина Никитична Назарова [5].

В 1960-е годы совхоз «Северный» начинает специализироваться на производстве зерна. Его директором продолжал трудиться Иван Фёдорович Баранов, удостоенный высшей награды страны — ордена Ленина. Первоначально центральная усадьба совхоза находилась в хуторе Гашун, затем — в селе Зимовники.

Магазин хутора Донецкий входил в состав Северного объединения потребительской кооперации. Продавец магазина этого хутора вместе с водителем автолавки отоваривались в складах хутора Гашун. Заготовители из этого хутора приезжали на лошадях в хутор Донецкий и другие населённые пункты, закупая у населения яйца, шкурки сусликов, старьё. Асфальтированных дорог в то время еще не было и состояние просёлочных дорог зависело от погоды. В осенне-зимний период передвижение по ним становилось большим испытанием.

В числе старожилов хутора Донецкий значатся рода Анохиных, Богдан, Бык, Вороновых, Гресевых, Донченко, Ильминских, Козодёровых, Красноруцских, Красюковых, Ликольд, Молчановых, Московых, Пасюковых, Поваляевых, Переверзевых, Растарасовых, Скляровых, Фендриковых, Хадыкиных, Чистюхиных, Шибалкиных и другие.

Хутор Власовский был отделением мясосовхоза «Зимовниковский», где располагались контора, магазин, склады, кузница, гурты КРС, отары овец. Вспомогательной отраслью являлось полеводство. Тракторная бригада выращивала зерновые и кормовые культуры, имелся зерновой ток. Дети посещали Власовскую начальную школу, взрослые по праздникам и вечерам отдыхали в сельском клубе. В хуторе Власовский проживали семьи Антоновых, Беликовых, Глущенко, Ермоловых, Золотарёвых, Кокуш, Краснощёковых, Мазко, Пасюковых, Першиных, Пушкарёвых, Тимофеевых, Тисленко, Щербанёвых и другие.

В 1960-е годы в хуторе Ульяновский проживали рода первых украинских переселенцев. Это семьи Божко, Бойко, Бурки, Баско, Витченко, Воловиков, Гонтарь, Гудко, Иванченко, Кучер, Лысенко, Марциненко, Нечепуренко, Омельченко, Павленко, Панасенко, Прокопенко, Сахно, Тараненко, Удовик, Федас, Шевченко, Шульга и другие.

Животноводы ухаживали за гуртами КРС, отарами овец, лошадьми, птицей. Трактористы вносили удобрения на поля, пахали, бороновали, культивировали, сеяли, убирали урожай. Дети обучались в Ульяновской начальной школе, затем — в Северной средней школе.

К новопоселенцам стали подселяться люди с казачьими и русскими фамилиями: Бибики, Банькины, Ворошиловы, Гунькины, Гладковы, Земляковы, Исионовы, Каниболоцкие, Колобовы, Коробковы, Крымские, Лошаковы, Матюхины, Молчановы, Мыльцевы, Некрасовы, Некипеловы, Ольховые, Парусимовы, Плетнёвы, Поймановы, Савины, Сивашовы, Селивановы, Соловьёвы, Скрыдловы, Суворовы, Ткачёвы, Шкурины.

Хутор Троицкий славился своей птицефермой, расположенной на берегу реки Малый Гашун. В населённом пункте работал многопрофильный магазин, функционировала Троицкая начальная школа, в которой много лет, вплоть до ее закрытия, трудился учитель начальных классов Иван Илларионович Гончаров. Населяли хутор Троицкий семьи Банькиных, Божко, Гончаровых, Гудко, Дашко, Дмитренко, Жабских, Земляковых, Коробковых, Крымских, Лазаренко, Молчановых, Працевиты, Рябко, Ткачёвых, Удовиченко, Чепиги, Шкуриных и другие.

Самоотверженно трудились на вверенных участках работы все жители Гашунского 1-го железнодорожного сельсовета (в настоящее время - Северного сельского поселения). Многие из работников народного хозяйства впоследствии были удостоены почётного звания «Ветеран труда». Среди них; Анатолий Михайлович Арзамасцев, Раиса Ивановна Арзамасцева, Авзальнися Науменовна Абузярова, Таисия Фёдоровна Алексенко, Григорий Павлович Бакаев, Вера Андреевна Бакаева, Валентина Ивановна Балычева, Харитина Георгиевна Барбу, Мария Ивановна Бибик, Виктор Александрович Булавинцев, Любовь Петровна Булавинцева, Елена Васильевна Булейко, Нина Семеновна Бурка, Ольга Михайловна Васюкова, Раиса Максимовна Варворкина, Александр Сергеевич Горбанев. Не забыты заслуги «детей войны», ставших ветеранами труда Зои Семеновны Гонтарь, Анны Парфиловны Гончаровой, Лидии Тимофеевны Гайдиной, Зои Александровны Гиталовой, Евгения Семеновича Голикова.

Постепенно жизнь налаживалась. В поселениях становится заметным улучшение благосостояния жителей: велось строительство новых флигелей и домов, увеличивалось в домашнем хозяйстве количество мелкого и крупного рогатого скота, колхозники могли позволить себе покупку швейных машинок, сепараторов, велосипедов и пр.

 

Источники и примечания

1. Ростовская область. Административно-территориальное деление на 1 июля 1950 года. Ростов н/Д : Кн. изд-во, 1951. С. 41.

2. . Ростовская область. Административно-территориальное деление на 1 июля 1955 года. Ростов н/Д : Кн. изд-во, 1951. С. 22.

3. Заработная плата членам колхозов не начислялась. Учёт выполненных работ велся в трудоднях. После выполнения обязательств перед государством (обязательные поставки, внесения натуроплаты за услуги машинно-тракторных станций, возврат семенных ссуд, формирование семенного и фуражного фондов, продажа части продукции государству или на колхозном рынке) остаток урожая распределялся между колхозниками. Как правило, его распределение происходило один раз в год. Колхозник получал за свою годовую работу долю колхозного годового дохода пропорционально начисленным ему трудодням (главным образом в натуральном виде зерном, реже другой сельскохозяйственной продукцией).

4. Мазанка — тип сельского дома и хаты. Стены мазанки состояли из каркаса (тонкие ветки дерева или даже хвороста) или сырцового саманного кирпича и обмазывались глиной (откуда и название). 

5. Муниципальный архив Администрации Зимовниковского района Ростовской области.




 
ВК
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2022 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"