Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Шевченко С. А. Годы лишений и испытаний // Донской временник. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m1/30/art.aspx?art_id=1850

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Вып. 29-й

Зимовниковский район Ростовской области

С. А. ШЕВЧЕНКО

ГОДЫ ЛИШЕНИЙ И ИСПЫТАНИЙ

Когда началась Великая Отечественная война, мобилизации подлежали все мужчины призывного возраста Гашунского 1-го железнодорожного сельского совета (ныне Северное сельское поселение). Например, на фронт из хутора Русско-Садовский Зимовниковского района ушли Михаил Корсун, Иван Мисюра, Иван Усов, Стефан Шпилька и другие. Похоронки пришли во многие семьи, в том числе Годлиным, Скороходовым, Цыбульнякам…

Известным человеком в хуторе Ульяновский и в Зимовниковском районе был Михаил Алексеевич Балобаев. Он доказал свою храбрость и смелость ещё во время Гражданской войны, когда сражался в кавалерийском отряде Б. М. Думенко и был у него ординарцем. А его участие в Великой Отечественной войне отмечено многими боевыми наградами.

Житель хутора Гашун Василий Карпович Батраченко – тоже бывший кавалерист в годы Гражданской войны. Во время Великой Отечественной он защищал Кавказ, освобождал Польшу, дошёл до Эльбы. Василий Карпович имел много воинских знаков отличия.

Ефим Кириллович Бойко из хутора Ульяновский воевал на многих фронтах Великой Отечественной войны с её начала и до победы, заслужил медали «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Жителя хутора Ульяновский Ивана Ивановича Бурку призвали в январе 1941-го. Его включили в состав 80-й морской бригады, сформированной на станции Котельниково Сталинградской области. Затем начались боевые действия. Бурку в бою контузило, он попал в госпиталь. После поправки его зачислили в 132-й стрелковый полк. В 1944 году бойцов этого полка отправили на юг Германии. В начале 1945-го вели бои с немцами возле города Франкенштейн. Иван Иванович воевал до 7 марта победного года, когда его ранило осколком в ногу. В госпитале сделали операцию, и после выздоровления Иван Иванович вернулся на Родину. Бурка поощрён многими боевыми и юбилейными наградами.

Сергей Иванович Бурка из Ульяновского отправился на фронт в августе 1941-го. Воевал в составе частей Южного фронта. Служил во взводе по уничтожению бронетанковых машин врага, был стрелком противотанкового ружья, участвовал в сражениях за освобождение Ростова-на-Дону. С боями его часть дошла до Керчи, при освобождении этого города Сергея Ивановича ранило. После госпиталя он получил направление в боевую часть под Сталинград, здесь Бурку вновь ранило, и позднее по состоянию здоровья его комиссовали из армии в 1944 года. За участие в боевых действиях он награждён орденом Отечественной войны II степени и медалями.  

Пантелей Антонович Витченко из Ульяновского был мобилизован в мае 1941 года в Смоленске, где и застала его война. Витченко служил в 82-м стрелковом полку. В 1942-м был тяжело ранен и после излечения комиссован.

Никифор Антонович Годлин из хутора Русско-Садовский Зимовниковского района Великую Отечественную войну встретил под Ленинградом, затем в боях на юге на Сапун-горе Никифора Антоновича ранило. После лечения в госпитале он участвовал в боевых операциях за освобождение Польши, в Германии встретил победу. Никифор Антонович награждён орденом Красной Звезды и медалями.

Сергей Илларионович Гончаров жил в хуторе Троицком Зимовниковского района. Очень любил лошадей, поэтому стал табунщиком в колхозе имени Ворошилова. Однажды лошадь испугалась, понеслась к водопою, стала неуправляемой. Сергей упал на землю и попал под ноги лошадей из мчавшегося табуна. В результате – перелом руки, пробит череп. Больше года пролежал Сергей в больнице. После выздоровления стал работать почтальоном. Гончаров вступил в ряды ВЛКСМ, был инициатором интересных и полезных дел в колхозе. Когда началась Великая Отечественная война, отца семьи Гончаровых мобилизовали. Его сын Сергей оказался негоден к строевой службе.

18 июня 1942 года он всё же добился призыва через Зимовниковский райвоенкомат. После окончания школы сержантов в Уфе Сергей Илларионович получил старшего сержанта. Его направили на Сталинградский фронт; довелось участвовать в освобождении Сталинграда. Гончарова назначили командиром взвода стрелковой роты, которая сражалась в Курской битве, освобождала Белоруссию. Его девять раз ранило, контузило. А 28 января 1945-го Сергей Гончаров погиб убили в посёлке Чехово современной Калининградской области. В извещении было написано: «Похоронен в Восточной Пруссии» После долгих розысков удалось установить место захоронения. В этом оказали содействие работники военкомата и школьники из поискового отряда Калининградской области. Сергея Илларионовича наградили за освобождение Сталинграда, за участие в Курской битве, а также медалью «За взятие Кёнигсберга» [1].

Пётр Емельянович Гришко из хутора Русско-Садовский с начала Великой Отечественной войны записался в народное ополчение в составе 5-го Донского казачьего корпуса. Прошёл с боями всю войну: освобождал Румынию, Венгрию, Австрию, о победе узнал в Альпах. Заслужил орден Красной Звезды, медали «За  отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За оборону Кавказа».

 

 

 

 

 

С. И. Бурка; Н. А. Годлин; С. И. Гончаров; П. Е. Гришко

Первый директор Гашунской семилетней школы Александр Пантелеевич Гудко родился в 1919 году. До начала Великой Отечественной войны окончил педагогическое училище по специальности «учитель русского языка и литературы». Стал основателем учительской династии рода Гудко. В 1941-м был призван в армию. Последнее его письмо домой пришло из Бреста. Всем известен героизм защитников Брестской крепости, которую они обороняли в глубоком тылу у немцев до последнего патрона. Александр Пантелеевич Гудко числится пропавшим без вести.

Судьба мужа Прасковьи Павловны Гудко из хутора Ульяновский сложилась трагично. Лукьян Герасимович значится пропавшим без вести в феврале 1942 года. Прасковья Павловна в течение десяти лет продолжала надеяться и ждать. Ведь были случаи счастливого возвращения фронтовиков из-за границы, пересыльных лагерей военнопленных, мест заключения! Каждое утро она смотрела в степь в сторону вокзала станции Гашун. В то время лесных полос не существовало, и любую одинокую фигуру видно было издалека. Последнее письмо от мужа пришло в начале декабря 1941-го...

Жители хутора Троицкий Пантелей Гаврилович Банькин и Илларион Васильевич Дмитренко находились в пересыльном лагере военнопленных на территории Казачьих Лагерей при хуторе Персияновском. Лагерь был довольно большим и вместительным. Там они случайно повстречались с Лукьяном Герасимовичем Гудко, который ходил по территории в поисках родных, знакомых и земляков. Банькин предостерёг Гудко об опасности таких «походов». Военнопленных кормили очень плохо, были случаи – отнимали пищу.

Лукьян Герасимович Гудко попал в плен под Матвеевом Курганом. Он скакал на лошади с донесением в штаб по балке, заросшей диким терновником. Из зарослей вдруг вышли немецкие автоматчики. Гудко развернул лошадь, но и сзади оказалась засада.

Земляки приняли решение бежать из этого ада. Военнопленных выводили из лагеря на принудительные работы. Там они смогли договориться с местной женщиной о передаче им гражданской одежды. Немцы разрешали местным жителям подкармливать красноармейцев, передавать корзинки, котомки с  пропитанием, не досматривая передачи.

За день до запланированного побега Лукьян Герасимович узнал от одного военнопленного, что здесь же находится его родной брат Василий. Найдя его раненым, решил отложить побег. А земляки всё-таки совершили задуманное, но были пойманы, перемещены на территорию Германии. Там их освободили войска союзников СССР.

После освобождения Ростовской области в хутор Ульяновский ночью вернулся односельчанин Григорий. «Сарафанное радио» быстро распространило эту весть. К дому Григория потянулись женщины в надежде узнать, где он воевал, не встречал ли кого-нибудь из их родных и близких. Направилась к нему и Татьяна, жена Василия Герасимовича Гудко. К своему глубокому изумлению она увидела на Григории фуфайку, в которой был одет муж при проводах на фронт: узнала по зашивке, сделанной собственноручно. Григорий – мужчина крупный, высокого роста, и фуфайка явно была ему мала. На вопрос Татьяны, откуда у него фуфайка, Григорий рассказал следующее. Он сидел в пересыльном лагере для военнопленных одновременно с Василием, который болел воспалением лёгких, выжить не надеялся и  якобы, отдал эту фуфайку Григорию с просьбой рассказать о нём семье, если ему удастся убежать из лагеря. Татьяне эта история показалась туманной, тем более что Григорий не пользовался уважением хуторян. Он был нелюдимым, необщительным, и никто из колхозников не хотел работать с ним в паре. Родственники Василия так и ушли из жизни с мыслью, что Григорий отобрал эту фуфайку силой. Как всё было на самом деле, теперь уже не узнать [2].

Николай Степанович Гусев из хутора Русско-Садовского призывался в 1941-м. Воевал на границе, освобождал Воронеж, Брянск, Перекоп. В мае 1944-го Н. С. Гусев был ранен и впоследствии демобилизован.

Александр Иванович Ермоленко из хутора Гашун показал себя доблестным воином ещё во время Гражданской войны. Он сражался за советскую власть в отряде Г. Н. Скибы в Калмыцких и Сальских степях и под Царицыном. В Великую Отечественную дошёл с боями до Праги.

Андрей Иванович Земляк из х. Гашун призывался на фронт в первые дни  Великой Отечественной войны. Погиб на курской земле в 1943 г., когда ему было только 30 лет.

Гаврилу Александровича Зенина из хутора Донецкий также мобилизовали в начале Великой Отечественной войны. Ему довелось освобождать многие города и сёла Советского Союза. Воевал за границей. Погиб при освобождении Вены.

Василий Алексеевич Ильченко проживал в хуторе Гашун. Призвали его 15 октября 1941 года и направили в военно-пехотное училище. Получив звание лейтенанта, он участвовал в Сталинградской битве. Ратный труд Ильченко отмечен орденом Отечественной войны II степени.

Житель Гашуна Владимир Семёнович Куликов, призванный в июле 1941-го, воевал на Ленинградском фронте.  В октябре 1943 года он погиб в одном из  тяжёлых боёв.

Александра Васильевна Ковтун из Зимовниковского района в 1941 г.оду с группой девушек была откомандирована в  Ростов на курсы, чтобы получить военную специальность. И после её направили в зенитную артиллерию. Она принимала участие во многих боях; домой вернулась после Победы.

Бывший председатель колхоза имени Ворошилова из хутора Троицкий Роман Васильевич Крымский подлежал мобилизации на фронт в её вторую волну. Служа в армии, получил звание сержанта. Крымский — участник Сталинградской битвы. Погиб в 1943 г. под Матвеевом Курганом.

Андрей Алексеевич Лубянецкий из Ульяновского в первые дни войны был со срочной службы переброшен на фронт. Погиб он в 1942-м под Матвеевом Курганом.

Павел Иванович Мащенко призывался в 1941-м из хутора Гашун. Участвовал в боях под Харьковом, где попал в окружение и потом в плен. Находился в лагерях для военнопленных на станции Котельниково и в Ериковском пересыльном лагере Дубовского района. При конвоировании колонны военнопленных через Гашун бежал с помощью родных. Павел Иванович продолжил службу и дослужился до полковника.

 

 

 

 

 

А. В. Ковтун; Р. В. Крымский (сидит слева); А. А. Лубянецкий; П. И. Мащенко

Жителя хутора Русско-Садовский Ивана Михайловича Мисюру призвали в июне 1941-го. Он воевал на Украине, на Северном Кавказе. В боях за реку Миус потерял кисть руки; его демобилизовали.

Уроженец хутора Крюков Андрей Григорьевич Морозов стал профессиональным военным ещё до начала Великой Отечественной войны. 8 июля 1941 года его призвал Зимовниковский военкомат и направил в Ростов-на-Дону в школу ветфельдшеров. После окончания этой школы Морозова откомандировали на фронт, где он дослужился до полковника. Имел два ранения, удостоен многих боевых наград.

Тимофей Васильевич Омельченко служил действительную военную службу на литовской границе, там его застала война. На службу его призвал Зимовниковский райвоенкомат из хутора Старо-Рубашкин. Освобождал он многие страны Европы от фашистов. Омельченко – участник исторической встречи на Эльбе советских солдат с американцами. После победы его командировали на Дальний Восток для войны с Японией. Тимофей Васильевич награждён орденом Красной Звезды, многими медалями.

Житель хутора Гашун Николай Васильевич Полтавцев был призван в первую волну мобилизации. Героически сражался за каждую пядь родной земли. Сложил свою голову на поле брани в 1943 году.

Григорий Васильевич Решетников родился в 1913 году, много лет работал в колхозе. В 1941-м ушёл на фронт. Воевал под Москвой, сражался на других фронтах. На малую родину вернулся в 1946-м.

12 июня 1941 года Никиту Васильевича Рыбалкина из Старо-Рубашкина призвали на военную переподготовку, а тут через десять дней – Великая Отечественная война. Фронтовые дороги привели Рыбалкина в поверженный Берлин. Боец был многократно ранен, и по возвращении домой вскоре ушёл из жизни.

 

 

 

 

 

И. М. Мисюра (слева); Т. В. Омельченко; Н. С. Полтавцев; Н. В. Рыбалкин

Дмитрий Иванович Седогин из хутора Гашун был мобилизован в самом начале войны. Он погиб  в 1943 г. в боях под Курском.[3]

Пётр Петрович Скаргин  родился в 1909 году. До Великой Отечественной войны жил и работал чабаном в колхозе «Сальский коневод» вблизи хутора Ильичёв. 28 июня 1941 года Скаргин сражался сначала на Юго-Западном фронте, потом на 3-й Белорусском. Воевал в Ленинграде, Минске, Сталинграде, Польше, Румынии, Германии. Трижды был ранен. Получил  ордена Красной Звезды (в 1943-м), Отечественной войны I степени (в 1944-м), Красной Звезды (в 1945-м). Из приказа подразделения № 19/н от 02.12.1943 года:

«тов. Скаргин, участвуя со своим отделением при штурме сильно укреплённой полосы обороны противника, 14.11.1943 г. в районе дер. Новое Село Заволны, показал образцы мужества и отваги. Под руководством тов. Скаргина его отделение одно из первых преодолело усиленный немецкий проволочный забор, забросало гранатами первую линию траншей, уничтожив при этом до двух отделений пехоты противника, преодолело противотанковый ров, наполненный водой, и заняло 3-ю линию траншей противника.

При переходе противника в контратаку, тов. Скаргин правильно расставил огневые средства отделения и отразил контратаку, нанеся ему при этом большой урон в живой силе и технике. Лично тов. Скаргин  уничтожил в этом бою восемь немцев.

Тов. Скаргин достоин высокой правительственной награды ордена Красной Звезды».

Из приказа частям 3-й штурмовой инженерно-сапёрной бригады РГК от 2 декабря 1943 года, № 019/н, действующая армия.

«От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР, за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество награждаю: орденом Красной Звезды …  30. Скаргина Петра Петровича – командира отделения 12 отд. штурмового инженерно-десантного батальона 3-й штурмовой инженерно-сапёрной бригады РГК» [4].

Второй орден Красной Звезды Скаргин получил за умение и способность вытаскивать застрявшие танки. Находясь при 160-м танковом батальоне по инженерному обеспечению в наступлении танков 3 февраля 1944 года, благодаря своевременной подноске брёвен для настила, быстрой их укладке, Скаргин с отделением вытащил три танка, которые пошли в наступление и заняли деревни Мяклово. Все работы проходили под миномётно-пулемётным огнём.

Орден Отечественной войны I степени Пётр Петрович заслужил, выполняя задания по разминированию минных полей. Со своим отделением в трудных условиях (кустарниковые заросли, густые посевы) обнаружил, обезвредил и уничтожил 910 противоосколочных, противопехотных мин,  неразорвавшихся гранат и снарядов. Подразделение Скаргина очистило площадь для маневрирования боевых порядков артиллерии и танков наступающих войск нашей армии.

При строительстве моста через Неман у местечка. Бирштаны в июле 1944-го, работая со своим отделением на сплаве лесоматериалов к месту строительства, старший сержант Скаргин проявил самоотверженность и упорство [5].

6 сентября 1945 года старший сержант Скаргин вернулся домой и продолжил работу в животноводстве. В 1974 году ушёл на заслуженный отдых. У него – двенадцать наград, среди которых – медали «За оборону Сталинграда», «За отвагу», орден «Знак Почёта» и другие.

Фейзрахман Юнусович Тяпаев проживал в хуторе Ивановском. Служил военным ветеринарным фельдшером в 9-ом Запасном Кавалерийском полку. Он заслужил многие воинские знаки отличия.

Ивана Никитича Усова мобилизовали в начале войны. Он участвовал во многих сражениях, подвергся контузии, попал в плен. Посчастливилось бежать. Его труд отмечен медалями, в том числе – «За отвагу».

Николая Петровича Чуприну мобилизовали из хутора Ильичёв тоже в первые дни войны. Воевал во 2-й гвардейской дивизии. Прошёл всю войну,  победу встретил в Берлине.

Стефан Митрофанович Чупринин их хутора Мазанов родился в 1909 году Во время Великой Отечественной войны в звании сержанта командовал отделением боевой пехоты. Жена Анна Арсентьевна перестала получать письма с октября 1941-го. Чупринин считается пропавшим без вести с мая 1943 года.

Андрей Акимович Харитоненко жил в Старо-Рубашкине. Его мобилизовали в первые же дни войны. В ходе боёв он дошёл до Смоленска, где получил тяжёлое ранение в голову. После длительного лечения военная медицинская комиссия его признала негодным к строевой службе.

Также в Старо-Рубашкине подлежали призыву Иван Исаевич Костенко, Иван Тихонович Лебедев, Илья Исаакович Петрашов, Михаил Васильевич Радченко, Василий Александрович Санжаров, Андрей Петрович Цыкин, Алексей Андреевич Щербанёв и другие.  Их ратные подвиги отмечены боевыми наградами.

В семье Петра Максимовича Шевченко из хутора Ульяновский росло шестеро сыновей и две дочери. Ивана Петровича Шевченко призвали в армию в 1939 году. Он принимал участие в советско-финской войне в 1940-м, служил механиком-водителем танка. Затем его перебросили на военную базу полуострова Ханко в Балтийском море. Он погиб в морском бою в декабре 1941-го в Финском заливе при эвакуации с полуострова. По документам Зимовниковского райвоенкомата числится пропавшим без вести в октябре 1941-го. Такая же участь постигла внуков Петра Максимовича – Егора Яковлевича и Василия Иосифовича Шевченко.

В 1941-м были призваны ещё трое сыновей Петра Максимовича. Иосиф Петрович Шевченко служил в Военно-Морском флоте на Чёрном море. Семён Петрович стал участником сражения на Курской дуге. В этом же, 1943 году, попал в плен и был освобождён союзниками СССР по антигитлеровской коалиции только в 1945-м.

Николая Петровича Шевченко мобилизовали в августе 1941-го. Родился он в 1922 году в селе Васильевка Второго Донского округа. После его рождения семья переехала в новый хутор Троицкий II, который получил своё официальное название Ульяновский после 1926 года.

После призыва в армию его направили в учебную военную школу связистов. По её окончании Николай попал на Южный фронт; принимал участие в первом освобождении Ростова-на-Дону (ноябрь 1941-го). При отступлении к Нальчику боец получил контузию.

По излечении в госпитале Николая Петровича направили на Воронежский фронт в стрелковую дивизию связи, которой командовал генерал-майор П. М. Зыков. Использовал буквопечатающие аппараты БОДО (позволявший одновременно передавать по одной линии несколько телеграмм в обоих направлениях), обеспечивал телефонную связь, работал на рации ключом – азбукой Морзе; приходилось обслуживать ВЧ-связь (то есть правительственная и военная связь в СССР и России)..

В 1942 году Николай Шевченко вместе с дивизией оказался в окружении под Харьковом. С боями и большими потерями личного состава бойцы пробились к частям Красной Армии. В феврале 1942-го на территории Харьковской области был тяжело ранен миной в ступню. Долго лечился в разных госпиталях, и наконец был комиссован в августе 1943 года. Ратные подвиги связиста Шевченко отмечены орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Уже в мирное время Николая Петровича поощрили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», знаком «Фронтовик 1941–1945 гг.», медалью Жукова, медалью «Ветеран труда», несколькими юбилейными медалями.

Николай Иванович Щербанёв жил в хуторе Старо-Рубашкин. В 1941-м его мобилизовали на фронт. Сражался с немцами под Москвой, где его ранило. В дальнейшем служил на Северном Кавказе наводчиком противотанковых пушек. Щербанёв награждён несколькими медалями, в том числе – «За отвагу». На родину Николай Иванович вернулся осенью победного года. Женился на Марии Устиновне Зениной из хутора Донецкий, воспитал сына Валерия. Николай Иванович проработал председателем объединения кооперативной торговли до самой пенсии [3].

 

 

 

 

 

П. П. Скаргин; Н. П. Чуприна; Н. П. Шевченко (справа)

На территории Гашунского 1-го железнодорожного сельсовета, куда входили хутора Власовский, Гашун, Донецкий, Крюков, Майкопский, Ново-Рубашкин, Русско-Садовский, Старо-Рубашкин, Троицкий и Ульяновский, из всех мобилизованных погибло и пропало без вести более ста восьмидесяти человек. Их фамилии увековечены на Мемориале в посёлке Гашун. В список фамилий Мемориала внесено восемь фамилий воинов, погибших в Крюкове, так как этот хутор перестал существовать, но продолжает числиться в Дубовском районе.

Не дождались мужей, отцов, братьев в семьях Абейдулиных, Бганцевых, Бибик, Бервено, Бойко, Глазуновых, Гудко, Дащенко, Дмитренко, Зениных, Ижбердеевых, Корсун, Мальченко, Марченко, Молчановых, Мисюры, Нестеровых, Ольховых, Письменных, Рыбалкиных, Рябышевых, Сотниковых, Ткачёвых, Харитоненко, Харченко, Церюпы, Шевелёвых, Шевченко и многих-многих других.

Данные Зимовниковского райвоенкомата неполные, по уточнённым (не окончательным) данным число погибших и пропавших без вести бойцов с территории современного Северного сельского поселения составляет более 200 человек.

Пока мужчины сражались на фронтах Великой Отечественной войны, старики, женщины и дети испытывали тяготы фронта трудового. Его бойцами были Ольга Иосифовна Костенко, Ксения Даниловна Петрашова, Мария Парфиловна Харченко и другие.

По железной дороге в сторону Сталинграда в июле 1942 года непрерывным потоком шли эшелоны с отступавшими войсками, эвакуированным заводским  оборудованием. Однажды остановился на станции Гашун эшелон беженцев из Ленинграда. Они были измождены, ходили и говорили с трудом. Молодые женщины меняли красивые туфли, платья, шляпы на любые продукты. Местные жители выходили к проходящим поездам с варёной картошкой, пирожками, грушами и обменивали их.

Железнодорожные эшелоны постоянно бомбила вражеская авиация. В один из дней на станции стоял эшелон, заправляясь водой. Эвакуированные сновали вдоль вагонов в толпе местных жителей, пытаясь выменять свои вещи на съестное. Раздался тревожный гудок паровоза – предупреждение об очередном авианалёте. В небе появились два немецких бомбардировщика и начали бомбить эшелон.

Эвакуированные бросились врассыпную. Часть женщин побежала прятаться в стог соломы за вокзалом. Сбросив бомбы, самолёты стали на бреющем полёте кружить вокруг стога и расстреливать беженцев. Обезумевшие женщины бегали вокруг стога с соломой, но спасения не было. Расстреляв все патроны, самолёты улетели. Во время бомбёжки пострадали здания вокзала, новой школы, жилые дома.

Гитлеровцы стремились во что бы ни стало захватить Сталинград. Поэтому Ставка Верховного главнокомандования создала новый Сталинградский фронт на основе Юго-Западного. 17 июля началась битва. Когда фашисты 24 июля вторично захватили Ростов, наши войска вынуждены были отойти в район станиц Цимлянская – Николаевская –  Константиновская.

91-ю Мелитопольскую Краснознамённую стрелковую дивизию сформировали в Дагестане. В апреле 1942-го поступил боевой приказ С. М. Будённого о передислокации в район нижнего течения Дона. 31 июля дивизия перешла в распоряжение 51-й армии Южного фронта. Ей ставилась задача преградить путь прорвавшемуся противнику, не дав форсировать Дон. В срочном порядке дивизию перебросили по железной дороге на станцию Зимовники, но уже в пути следования эшелоны подвергались усиленной бомбёжке. Поэтому часть эшелонов разгружалась на станции Гашун. После разгрузки бойцы и техника уходили в укрытия – готовиться к длительному маршруту по голой, безводной степи в сторону Дона. По прибытии на новое место дислокации дивизию принял Ефрем Феодосиевич Макарчук. Нужно было выполнить приказ «… любой ценой остановить противника на правом берегу Дона до подхода основных частей 51-й армии».

Всё-таки 1 августа 1942 гитлеровцам удалось форсировать Дон, занять хутора Донецкий, Старо-Рубашкин, Майкопский и другие, и охватить Зимовники полукольцом. Для оценки ситуации над незанятыми фашистами населёнными пунктами пролетел немецкий самолёт-разведчик [6].

В окрестностях хутора Гашун немцы появились к вечеру 1 августа со стороны Старо-Рубашкина и расположились в лесополосе на ночь. Утром 2 августа над Гашуном опять покружился самолёт-разведчик. Вскоре после этого в хутор въехали на мотоциклах передовые отряды немцев. Основные красноармейские силы отошли в район станции Котельниково, взорвав мосты через Сал. Врага встретила немногочисленная группка отставших от отступавших частей красноармейцев. Бой был скоротечным и длился три часа.

2 августа фашистские подразделения заняли Гашун и блокировали Северо-Кавказскую железную дорогу, прервав снабжение частей нашей армии.

Гитлеровские моторизированные части обходили оборону 91-й дивизии справа и  слева. Но приказа на отход из штаба 51-й армии не поступало. 91-я дивизия оказалась в далёком тылу врага. Трое суток она стойко держала  круговую  оборону, отвлекая на себя значительные силы противника. Не хватало боеприпасов, патронов, воды, продовольствия.

4 августа 613-й полк майора И. Н. Дружинина оказался на станции Гашун, но она уже была захвачена фашистами. Поэтому бойцы отошли в район хутора Ульяновский. Вечером бойцы с артиллерией атаковали воинский гарнизон противника; удалось захватить здание вокзала и связаться со штабом армии.

Из штаба 51-й армии 5 августа по радио прозвучал приказ «о выходе из окружения» с указанием района сосредоточения. 613-й полк в течение трёх дней удерживал Гашун и приостановил движение на линии Краснодар – Сталинград [7].

6 августа 613-й стрелковый полк 91-й стрелковой дивизии 51-й армии вёл наступательные бои в районе станции Гашун, хутора Троицкого, станицы Власовской. Убито и ранено было 945 немецких солдат и офицеров. Уничтожено две и повреждено две автомашины, четыре танка. Трофеи – два танка (уничтожены при отходе из хутора Ульяновский), два мотоцикла, четыре велосипеда, один автомат. В боях в районе Троицкого 6 августа 613-й стрелковый полк потерял трёх убитых и сорок три пропавших без вести. В районе Ульяновского в этот же день было убито двадцать и пропало без вести пятьдесят наших  бойцов [8].

В час ночи остатки 561-го стрелкового полка со вторым батальоном 613-го стрелкового полка сосредоточились на исходном положении для наступления на село Дубовское. В три часа противник силою до двух пехотных батальонов тремя танками при поддержке артиллерии и миномётов атаковал левый фланг 561-го стрелкового полка, отрезал 2-ой батальон 613-го стрелкового полка и обошёл с тыла 561-й стрелковый полк в районе хутора Романов Дубовского района. Часть 561-го стрелкового полка отошла на южный берег Малого Гашуна, остальная часть, оставшись в окружении, вела ожесточённый уличный бой. К десяти часам остатки этой группы вели рукопашные схватки и оборонялись в отдельных домах. После того как противник стал поджигать строения, оставшаяся группа из двадцати пяти – тридцати бойцов и командиров во главе с командиром полка майором Гайдадином бросилась в рукопашную схватку и, уничтожив большое количество солдат и офицеров противника, вышла из окружения в количестве четырёх человек. В этом бою остатками 561-го стрелкового полка было уничтожено до 450 солдат и офицеров противника, несколько станковых пулемётов, миномётов, подбито два малых танка.

С утра 6 августа два пехотных батальона, полк кавалерии, шесть танков противника из Романова и Весёлого наступали на юго-восток. До батальона пехоты, при поддержке танков и миномётов, атаковали 613-й стрелковый полк в районе станции Гашун и хутора Троицкий. В 18.30 группа немецких автоматчиков прорвалась в станицу Власовскую и рассеяла обозы 613-го стрелкового полка, остатки которого в течение дня вели тяжёлый бой в Троицком, Гашуне и Ульяновском и к утру 7 августа отошли к хутору Мазанов [8].

Когда сопротивление частей 51-й армии было сломлено, фашисты заняли Зимовники и Котельниково. Начался тяжёлый период оккупации Зимовниковского района. Ещё задолго до этих событий самолёты ежедневно бомбили на железной дороге перегруженные эшелоны с отступавшими советскими войсками, техникой, беженцами. По свидетельствам местных жителей (А. И. Каргожи, А. С. Яковенко, С. И. Яковенко и других) были захоронения умерших и погибших бойцов и беженцев вблизи вокзала, на целине напротив современной улице Семидворки. Своих погибших солдат немцы также хоронили рядом у станции Гашун.

Серафим Алексеевич Лактионов родился в 1925 году. При  подходе немцев в 1942-м к хутору. Гашун 28 июля он был призван в армию. Служил в роте разведчиков до мая 1944-го. После войны служил в армии ещё двадцать девять лет.

 

 

 

 

 

 

Н. И. Щербанёв; В. И. Шевченко и С. А. Лактионов

Когда наши войска спешно отступили за станцию Котельниково, на территории Гашунского 1-го железнодорожного сельского совета новая немецкая власть стала устанавливать местные органы административного управления. Начальник Гашунской комендатуры совместно с полицаями организовывали митинги и собрания для местных жителей. Их знакомили со своими требованиями. Всех железнодорожников и колхозников принудили приступить к своим непосредственным производственным обязанностям. Немцы сразу же организовали замену широкой колеи советских железных дорог на более узкие европейские рельсы [9]. Скашивались и обмолачивались перестоявшие свой срок зерновые и кормовые культуры. Работоспособные старики, женщины из хуторов Власовский, Мазанов, Троицкий, Ульяновский работали косилками, а сгребать сено помогали дети и подростки. Юноши и девушки работали на сенном пункте при станции, куда свозилось сено с окрестных хуторов. Сено прессовали в тюки и по мере готовности загружали в вагоны для отправки в Германию. В один из таких дней несколько советских самолётов оказалось в далёком тылу немцев и стали бомбить стоявшие на станции эшелоны гитлеровцев. В ходе этой бомбёжки пострадали четыре девушки из Ульяновского. Мгновенную смерть получила Евдокия Дмитриевна Воловик. Скончалась от ран Мария Витченко, в девичестве Ольховая, у которой осталась сиротой малолетняя дочь Катя. Была ранена в живот Вера Марковна Шульга. Её отправили в немецкий госпиталь, который размещался в Зимовниковской средней школе № 1. Девушка пролежала там три месяца и была выписана домой, где прожила ещё два месяца. Мария Михайловна Гудко тоже получила ранение в живот, но от операции отказалась. Всё время чувствовала себя плохо с осколком в животе, семейная жизнь не заладилась, Мария Михайловна развелась с мужем и в 1947 году умерла [10].

Василий Иванович Кивганов из хутора Гашун был участником Гражданской войны. Во время Великой Отечественной продолжал службу на железной дороге: у него, также как у многих железнодорожников, была бронь.

Алексей Ермолаевич Лактионов работал дежурным станции Гашун. В октябре 1942-го вместе с начальником станции И. И. Гончаровым и дежурным К. Ф. Харитоновым был расстрелян немцами. Лактионову с его товарищами-железнодорожниками в вину поставили ведение подрывной деятельности в период продвижения немецких эшелонов на сталинградском направлении.

29 декабря 1942 года гитлеровские войска сдали Котельниково и стали отходить в общем направлении на юго-запад. 1 января 1943-го наши освободили Дубовское. Войска Южного фронта продолжали развивать наступление на врага на ростовском и тихорецком направлениях.

3 января немцы без боя оставили станцию Гашун и закрепились в Зимовниках. Гитлеровцы ещё до сдачи станции Котельниково подготовили укрепрайон  Зимовники – Кутейниковская. 4 января в 14.30 302-я стрелковая дивизия 51-й армии перешла в атаку, подойдя вплотную к Зимовникам. Там она встретила ожесточённое сопротивление противника. С 3-е по 4-е января погибло пятьдесят два бойца, ранено – одиннадцать. 87-я стрелковая дивизия перешла в атаку и подошла к восточной и юго-восточной окраинам Зимовников. К 9.00 6 января 17-я механизированная бригада 13-го механизированного корпуса сосредоточилась в Барабанщикове и Кравцове, 62-я – разместилась в Старо-Рубашкине.

61-я механизированная бригада сосредоточилась в районе Ульяновский –Власовская. В этот день, 6 января, была сплошная низкая облачность, слабый снегопад. Видимость составляла 4–10 км, ветер северный 4-6 м/сек. Температура на юге Южного фронта – 5–7 градусов, на севере – 130С мороза. Связь с 51-й армией держалась с перебоями, с остальными армиями проводная связь отсутствовала. С большими перебоями работала и радиосвязь.

7 января после артподготовки начался ночной штурм села Зимовники. Бой был ожесточённым. Войска Южного фронта в течение 7 января, преодолевая сопротивление, продолжали наступление. Велись бои в районе Зимовников, хутора Ленин, Ставрополя. Наша армия овладела слободой Верхне-Серебряковской и хутором Атаманским.

8 января 1943 года красноармейцы  уже  штурмовали  железную дорогу в Зимовниках. Эта дата стала днём освобождения села и всего Зимовниковского района от оккупантов.

ИСТОЧНИКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

1. По материалам статей Ракитянской А.М. в газете «Степная новь» Зимовниковского района, 1985.

2. Сведения от Гудко Г.А., 2017.

3. Материалы комнаты Боевой славы МБОУ Северная Казачья СОШ № 13 Зимовниковского района, 2016.

4. РГК – Резерв Главного Командования.

5. ЦАМО СССР. Ф. 33 Оп. 690155 Ед. хран.: 6368 № зап.: 35798760.

6. Фоняков В.В., Гончаров М.А., Гонецкий В.Ф. Край, где мы живём. Историко-краеведческие очерки о зимовниковской земле и её людях. — Волгодонск, ТОО «Волгодонское полиграфическое объединение», 1998. С. 111.

7. Воспоминания Виноградова Г. Г., гвардии майора в отставке. 1983.

8. Данные Зимовниковского райвоенкомата Ростовской области, 2015.

9. Ширина колеи в железнодорожном транспорте, — расстояние между внутренними гранями головок рельсов. В силу различных причин ширина колеи на разных железных дорогах в разных странах мира различна. В качестве основного стандарта ширины колеи принята европейская колея 1 435 мм. Пути с русской колеёй составляют 1 520 мм.

10. Сведения от Бойко Т. Е., 2020.




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2021 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"