Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Шевченко С. А. Калмыцкий след в истории Зимовниковского района // Донской временник. Год 2019-й. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m1/30/art.aspx?art_id=1695

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. ГОД 2019-й

Зимовниковский район Ростовской области

С. А. ШЕВЧЕНКО

КАЛМЫЦКИЙ СЛЕД В ИСТОРИИ ЗИМОВНИКОВСКОГО РАЙОНА

В нашей стране проживают более 190 народов. На Дону систематизировано 142 национальности и 40 этнических групп согласно Списку национального (этнического) состава населения Российской Федерации. В Зимовниковском районе Ростовской области числится 54 национальности.[1].

Донской флаг впервые был принят в 1918 году на Круге спасения Дона при поддержке атамана и деятеля Белого движения П. Н. Краснова. Флаг учитывал национальные особенности донского края, где проживали три основных народа: казаки, калмыки и русские. Синяя полоса флага символизировала донских казаков, жёлтая – казаков-калмыков, красная – русских. В 1996 году на основе донского триколора был утверждён флаг Ростовской области. Его дополнили вертикальной белой полосой – символом единства области с Российской Федерацией. В 2002 году по Всероссийской переписи населения в Ростовской области было учтено 936 калмыков (хойтов), в Зимовниковском районе – на проживающих 38 190 человек всего 20 калмыков.

Впервые калмыцкие племена появились на территории Российской империи в конце XVI – начале XVII веков. Впоследствии калмыки (ойраты) основали на этих землях Калмыцкое ханство. В 1630 году калмыки уступили давлению киргизов и появились на берегах реки Урал и в русском Заволжье. Им пришлось противостоять казахам, ногайцам и башкирам. Ойраты кочевали между Волгой, Кумой, Каспийским морем и Доном. В 1608–1609 годах калмыки впервые принесли присягу на подданство русскому царю. Первоначально калмыкам предписывалось право кочевать по берегам рек Кумы, Маныча, Сала, Хопра. Из-за различных междоусобиц калмыки сократили свой ареал кочёвок реками Дон, Маныч и Сал. В 1642–1643 годах они впервые появились вблизи Дона, прикочевав к Салу. Первых донских калмыков называли юртовыми, то есть кочующими в юртах. Осевшие на специальных участках, где содержался табун, со стационарными постройками для скота; хранения запасов кормов, оградами для содержания животных, называемых «база», они получили название «базовых» калмыков.[2].

В 1694 году Войско Донское официально наделило калмыков статусом казачества, который предусматривал обязательную военную службу. В 1700–1721 годах калмыки (торгуты и дербеты) принимали активное военное участие в Северной войне, в том числе и в Полтавской битве.

Лишившись большей части своего населения и двух третей своей армии после ухода Убаши [3], Калмыцкое ханство ослабло, и было упразднено в октябре 1771 года по указу императрицы Екатерины II. Екатерина Великая поощряла переход калмыков к оседлости и христианству. Звания ханов и наместников были упразднены; калмыков подчинили астраханскому губернатору и главному попечителю [4].

В 1803 году в состав Войска Донского вошли калмыцкие родовые кочевья по рекам Сал, Куберле, Маныч, Кагальник. Кочевья разделили на три улуса [5]: Верхний, Средний и Нижний. Улусы делились на сотни [6], сотни – на хотоны [7]. В 1825 году издаётся Положение о калмыцком управлении, а в 1828 году. комиссией калмыцких дел утверждаются права верховного суда калмыков – Зарго. В сентябре 1880 года было принято Высочайше утверждённое Положение военного Совета: «Образовать в Области войска Донского станичный казачий юрт под названием Атаманский» [8]. В 1884-м Войсковая канцелярия подготовила прошение о преобразовании калмыцких кочевий в Сальский 8-й округ. Центром была определена станица Великокняжеская (ныне город Пролетарск).

Несмотря на суровость климата, Сальские степи привлекли калмыков своей не заселённостью, обширностью степных пространств, хорошим травостоем и относительно пригодными водными источниками. Грунтовые воды залегали по балкам на глубине 3–7 метров. Нетронутая вековая целина состояла из ковыля, типчака и других злаковых пастбищных трав. Водилось много степной птицы: дроф, журавлей, стрепетов, куропаток… Калмыки также охотились на сайгаков, кабанов и зайцев. Протекающие по Сальским степям реки были полноводными. Они пополнялись за счёт паводковых вод и не пересыхали, так как питались многочисленными родниками. В реке Сал и её притоках водилось много рыбы, которая заходила сюда во время половодья из Дона. В те времена на территории современного Зимовниковского района протекали, кроме Сала, Большая и Малая Куберле, Большой и Малый Гашун, Двойная. На них не было никаких плотин, гребель, перемычек, то есть препятствий для поверхностного стока. Интенсивность процессов самоочищения речных вод не нарушалась, весеннее половодье приводило к разливу степных рек, и луговые травы росли очень хорошо. В зимний период ковыль задерживал много снега, что также благоприятствовало росту степной растительности.

В 1859 году в Харьковской 1-й сотне Верхнего улуса числилось 672 кибитки, 1 хурульская молитвенная кибитка и 1 545 жителей. Бурульская 5-я сотня Среднего улуса разместилась на берегу реки Большой Гашун. В ней было 185 кибиток и 802 жителя, 1 хурульский молитвенный и 1 обывательский дома. По левой стороне Сала кочевала Бембяхинская (Бембедякинская) 2-я сотня Среднего улуса. При ней насчитывалось хурульский молитвенный, общественный дома, 11 обывательских, 583 кибитки и 1 898 калмыков. Рынцевская 1-я сотня Нижнего улуса обосновалась на левом берегу Большой Куберле: 633 кибитки, 1 403 жителей, деревянный хурул и 23 обывательских дома. 4-я сотня Среднего улуса (Кебютская) базировалась на правой стороне р. Большая Куберле: 547 кибиток, 2 016 калмыков,  хурульский молитвенный и обывательский дома. [9].

В 1873 году в Верхнем улусе всего проживало 4 710 человек, в Среднем – 7 396, в Нижнем — 8 897 [10]. Численность жителей улусов возрастала, кроме естественного прироста, ещё и за счёт притока калмыцких групп.

15 апреля 1882 года на основании решения военного Совета от 26 марта 1880 года из тринадцати калмыцких сотен создано семь калмыцких юртовых станиц. Они были названы в честь донских атаманов, внёсших значительный вклад в развитие и процветание Донского края: М. Г. Власова, П. Х. Граббе, А. К. Денисова, А. И. Иловайского, Д. Е. Кутейникова, М. И. Платова и А. Л. Потапова. В начале XX века некоторые калмыцкие поселения Войсковая канцелярия стала дробить по обращениям жителей. Появились станицы Батлаевская, Беляевская,Бурульская, Ново-Алексеевская, Чунусовская, Эркетиновская. Таким образом, калмыцких станиц стало тринадцать. В 1920-е годы хутора Стояновский (около станицы Ново-Алексеевской) и Ново-Николаевский (около Денисовской) были преобразованы в станицы Стояновскую и Ново-Николаевскую. Всего калмыцких станиц насчитывалось пятнадцать.

Станицы Власовская, Бурульская, Граббевская, Иловайская, Кутейниковская и Ново-Алексеевская  располагались на территории современного Зимовниковского района.

Юртовая станица Власовская (Бембяхинская) была создана в 1877 году на основе калмыцких Бембяхинской и Чоносовской сотен. Она разместилась в Сальской степи на берегах Малого Гашуна. Происхождение названия реки объясняют две версии. Первая: в основе – имя ногайского князя-мурзы, кочевавшего в этих краях. Вторая: «Гашун» – в переводе: с калмыцкого «горькая» («горько-солёная»). Цевднякинская (Харьковская) 1-я сотня также в 1877 году основала станицу Граббевскую по правой стороне балки Большой Гашун и по левой стороне Джурак-Сала. На левом берегу Большой Куберле разместилась станица Иловайская, организованная из Зюнгарской (Рынцевской) сотни. А на правом берегу 4-я сотня Среднего улуса (Кебютская) основала станицу Кутейниковскую.

Названия рек Сальской степи имеют тюркские корни: Куберле – «воин, охраняющий воду»; Сал в переводе с тюркского – «приток, рукав или левая штанина».

В 1897 году в станице Власовской проживало 1 549 жителей, из них 1 466 – калмыков. К её юрту причислялись два хурула, хутора Новохурульный, Садовый, Терновый, Борисовское, Глубочанское, Дубовский Кут, Корольковское, Рудокопское, Сиротинское и Моисеевское временные поселения. Всего насчитывалось 4 057 человек, в том числе 3 297 калмыков. В Граббевской числился 491 житель, из них – 430 калмыков. В её юрт входили хурул, хутора: Бурульский, Гашунский, Кренделев, Пандинский, Старо-Хурульный, Сухой Савдинский, Худжуртинский, временные поселения Дреславское и Уланское, всего 4 085 жителей, из них калмыков – 3 375 человек. В Иловайской в 1897 году проживало 910 человек, в том числе 802 калмыка. За юртом станицы были закреплены хурул, хутора: Васильевский, Зундовский, Харсалаевский (Двойнянский) и четыре временных поселения: Андрияновское, Верхоломовское, Верхне-Зундовское и Нижне-Зундовское. Всего в юрте было учтено 3 741 житель, из них – 2 038 калмыков. В числе 1 475 обитателей Кутейниковской жили 1 376 калмыков. Юрт станицы составляли два хурула, хутора Жирный, Николаевский, Сальский, Сарановский, Хурульный и временные поселения Безыменское, Верхоломово, Кузнецово, Лодино, Мало-Амтинское, Песчаное, Русское, Раздорское, Такманское и Таврическое, оно же Нижне-Таврическое. Всего числилось 6 662 жителя юрта, из них – 3 550 калмыков.[11].

В 1915 году была учтена новая станица Бурульская при реке Большой Гашун. В ней проживало 930 человек, имелись станичное правление, кредитное общество и хуторское приходское училище. В Дреславских временных поселениях № 1, № 2, № 3 проживали 763 человек.

Власовская станица при Малом Гашуне в 1915 году имела станичное правление, мужское и женское приходские училища, числилось 975 человек. В юрт входили временные поселения Глубочанское (620 человек), Махта (118), Плотниковское (206) и хутора: Садовский (491) и Терновский (646), в которых были хуторские правления и приходские училища.

В станице Граббевской при реке Мокрая Савдя в 1915 году проживало 695 человек, имелись станичное правление и два приходских училища: мужское и женское. В юрт были включены временные поселения Верхне-Поверинское (295 человек), Кренделевское (286), Нижне-Поверинское (119) и хутора: Гашунский (920.), Пандинский (491), Старо-Хурульский (457) и Худжуртинский (433). В хуторах Пандинский и Худжуртинский работали приходские училища.

В 1915 году в станице Иловайской жило 804 человек, были станичное и хуторское правления, мужское и женское приходские училища. К юрту Иловайской причислялись хутора Васильевский (582 человек), Зундовский (378.) и восемь временных поселений. В Андрияновском проживало 131 человек, в Верхне-Зундовском— 394, в Верхне-Ломовском – 1 157, в Журавлёвском – 314, в Комарёвском – 12., в Куберлеевском – 780, в Нижне-Зундовском – 173, в Пономарёвском – 202. В хуторе Васильевский функционировало хуторское приходское училище, в Зундовском – хуторское правление и приходское училище. Во временном поселении Куберлеевское при станции Куберле Владикавказской железной дороги работали почтово-телеграфное отделение, приходское училище и паровая мукомольная мельница.

В 1915 году в станице Кутейниковской учтено 1 589 человек, работали станичное и хуторское правления, мужское и женское приходские училища, три ветряных мельницы. В юрт станицы входили хутора Амтинский (Сарановский) с 187 жителями, Жирный (246 человек), в котором имелись хуторское правление и начальное училище, и шесть временных поселений. К ним относились Амтинское (284 человека), Лодино (497.), Раздорское (388), Русское (380), Секретёвское (202) и Токмацкое (434), где функционировала паровая мукомольная мельница.

В 1906 году станица Ново-Алексеевская была основана в честь рождения царевича Алексея – сына Николая II. Станица выделилась из юрта Кутейниковской. Ново-Алексеевская разместилась на берегу Малой Куберле, в ней проживало 967 человек, работали станичное и хуторское правления, приходское училище. В юрт новой станицы в 1915-м входили хутора Атаманский (1 031 человек), Калмыцкий (1 341), Николаевский (264), Стояновский (423) и пять временных поселений: Верхне-Тавричанское (342 человек), Козорезовское (246), Кучманово (906), Нижне-Тавричанское (1 039), Песчаное (386) [12].

В 1926 году в Зимовниковском районе числилось три станицы и десять хуторов, в которых проживало 1 758 калмыков. На сокращение численности донских калмыков повлияло участие в Первой мировой и Гражданской войнах, эмиграция в составе Белой гвардии, голод. Отток калмыцкого населения с территории Дона усилился после образования в 1920 году Калмыцкой автономной области, впоследствии республики. Некоторые калмыцкие станицы и хутора исчезли с карты донского края. По переписи 1920 года донских калмыков оказалось всего 10700 человек против 32 283 по переписи 1897-го [13] В станице Бурульской учтено 100 калмыков, во. Власовской — 307, в хуторе Гашунский – 105, в Граббевской – 201. В хутор Зюнгар жило 280 калмыков, в станице Кутейниковской – 188, в хуторе Николаевский – 69 калмыков. В Ново-Алексеевской числилось 68 калмыков, в хуторе Садовский— 139, в Стояновском – 162 [14]

Станица Граббевская после 1920-х годов в результате переселенческих мероприятий оказалась разделённой на несколько поселений. Они размещались в пределах Ростовской области и Калмыцкой АССР: Граббевская (старая) в Ремонтненском районе, Граббевская (новая) в Калмыцком районе, село Колесово – в Заветинском районе Ростовской области; село Теегиннур (Будульчинеры, Бутово) – в Яшалтинском , село Шуста – в Западном районе Калмыцкой АССР.[15]

Многие исследователи отмечают, что в 1926–1930 годах были сильные волны миграции калмыцкого населения Дона в Калмыцкую автономную область и обратно, вызванные агитацией властей Калмыцкой автономной области переселению, насильственной коллективизацией, репрессивными мерами и другими причинами. Представитель Области обращался в Федеральную Комиссию ВЦИК с просьбой об урегулировании на месте возникавших конфликтов на межнациональной почве. Властями Области ставился вопрос о переселении всех донских калмыков. Компромиссным решением стало образование Калмыцкого национального района по инициативе Сальского окружного комитета Северо-Кавказского края, советских и партийных организаций. Он был создан в 1928 году по решению ВЦИК СССР. В 1930 году в Зимовниках располагался центр нового Калмыцкого района. Жителей отдалённых калмыцких станиц краевыми властями решено было переселить ближе к райцентру. Поэтому калмыки Граббевской в 1931 году переехали в Калмыцкий район, обосновавшись рядом с Иловайской [16]. В 1932-м центр Калмыцкого района перенесли в Кутейниковскую, численность калмыков составляла более 5 000 человек. Новая станица располагалась на берегу Большой Куберле между Иловайской и хутором Зюнгар, в четырё–пяти километрах от райцентра. В отличие от старой станицы она стала называться Ново-Граббевской [17].

В Калмыцком национальном районе к 1934 году имелось 23 сельхозартели и 11 сельсоветов. В 1934 году все коммуны были реорганизованы в сельскохозяйственные артели – колхозы. Действовали колхозы имени 17 лет Октября, имени Кирсанова, «Путь к социализму», имени Фрунзе и другие.

В 1940 году в Калмыцком национальном районе учтено 36 населённых пунктов, по три совхоза и промышленных предприятий, 28 колхозов. С началом Великой Отечественной войны многие калмыки Зимовниковского и Калмыцкого национального районов были мобилизованы на фронт, где героически защищали нашу общую Родину – Советский Союз. К сожалению, как это бывает у всех народов, нашлись отдельные представители калмыцкого этноса, перешедшие на сторону фашистской Германии. Из-за них калмыцкое население подверглось репрессиям. 27 декабря 1943-го вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР № 115–144, согласно которому всё калмыцкое население подлежало депортации в восточные районы Сибири. Тогда же. было выселено из одиннадцати населённых пунктов Калмыцкого района более трёх тысяч человек (812 семей). Пострадали жители Граббевской, Иловайской, Ковалёвской, Кутейниковской, Ново-Николаевской. Выселялись жители хуторов Атаманский, Стояновский и других. Калмыцкий национальный район после марта 1944 г. был расформирован.

В 1956 году, после XX съезда КПСС, многим репрессированным народам было разрешено вернуться в свои национально-территориальные образования. Донские калмыки, перемещённые в восточные районы Сибири, стали массово возвращаться в Калмыцкую АССР [18]. Незначительное количество калмыков вернулись в Заветинский, Зимовниковский, Дубовский, Ремонтненский и другие районы Ростовской области. Со временем они выехали на постоянное место жительства в Республику Калмыкия. Зимовниковский район лишился трудолюбивых и добродушных калмыков, но остались их гидронимы и топонимы: реки Сал, Гашун, Куберле, балки Алчата, Сахарта, хутора Бурульский, Грабовский и другие, а также историческая память об этом этносе.

После распада Советского Союза были открыты многие секретные архивы, в российском обществе шло переосмысление исторических событий, ошибок и обид. Возродилось Калмыцкое казачество. В 1990 году в Элисте состоялся 1-й учредительный круг Союза Казаков Калмыкии. Были организованы землячества бывших донских станиц [19]

Представители землячеств с начала 2000-х стали посещать свои родовые гнёзда на территории Зимовниковского, Дубовского и других районов Ростовской области. Делегации калмыков общаются с местными администрациями, получают разрешение на установку Памятных знаков на месте бывших калмыцких станиц, хуторов и хурулов. Ламы проводят буддийские обряды-поминовения убиенных, расстрелянных и умерших калмыков в годы Гражданской и Великой Отечественной войн, насильственной коллективизации, сталинских репрессий. Они освящают устанавливаемые Памятные знаки. Калмыцкие делегации взаимодействуют с общественностью поселений, показывают свою национальную культуру, дарят памятные подарки в краеведческие музеи. В Зимовниковском районе представителями землячеств установили памятные знаки на месте Бурульской, Граббевской, Кутейниковской, Стояновской калмыцких станиц.

Таким образом, несмотря на различие в верах, обычаях, наличие накопившихся взаимных исторических обид и претензий, казаки, русский и калмыцкий народы находят точки соприкосновения для взаимопонимания и поддержки.

Памятные знаки на месте бывших калмыцкой станицы Граббевской и хутора Стояновский Зимовниковского района, 2014. Фото предоставлено В. Елистратовым и В. Дроновым.

Памятник калмыкам — жертвам политических репрессий в ст. Кутейниковской Зимовниковского района, 2015. Фото автора.

Памятный знак донским калмыкам в х. Погорелов Зимовниковского района, 2014. Фото предоставлено В. Дроновым.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1. Национальный состав населения Ростовской области: Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. Статистический сборник. Ростов н/Д, 2005. – 186 с.

2. Алексеева П. Э. Станица Граббевская (XVII век – декабрь 1943 г.): Ист. очерк. –Элиста, 1997. 101 с.; ил.

3. Убаши (1744–1774) – последний (пятый) калмыцкий хан (1761–1771) из рода кереит, единственный сын и преемник калмыцкого хана Дондук-Даши.

4. Руднев Я. И.  Русская земля. Природа страны, население и его промыслы. Том IX. Спб, Паровая Скоропечатня П. О. Яблонского, 1899..

5. Улус – монгольский и тюркский социальный термин со сложной семантикой, служащий в основном для обозначения понятий «народ, государство».

6. Сотня – подразделение казачьих войск; административная единица в Калмыцком округе ОВД.

7. Хотон – небольшая этническая общность, группа ближайших родственников, состоявшая из 10–20 кибиток.

8. Сборник правительственных распоряжений по Казачьим Войскам. Т. 16. ч. II. СПб., 1888. С. 191–192.

9. Списки населённых мест Российской Империи. Вып. 12: Земля Войска Донского. СПб, 1864.

10. Область войска Донского по переписи 1873 года. Вып. 1, кн. 2. Новочеркасск, 1879.

11. Список населённых мест Области войска Донского по первой всеобщей переписи населения Российской Империи, 1897 года. Ч. 1., 1905.

12. Алфавитный список населённых мест Области войска Донского. Новочеркасск, 1915.

13. Пальмов Н. Н. Письма Х. Б. Канукову. Элиста, 1968, с. 27.

14. Поселенные итоги переписи 1926 года по Северо-Кавказскому краю. Ростов-н/Д, 1929.

15. Алексеева П. Э. Станица Граббевская (XVII век – декабрь 1943 г.): Исторический очерк. – Элиста, 1997. – 101 с.; ил. С. 13.

16. Личное дело А. И. Антаканова. Семейный архив Д. А. Антакановой, г. Элиста.

17. Алексеева П. Э. Станица Граббевская (XVII век – декабрь 1943 г.): Исторический очерк. – Элиста, 1997. – 101 с.; ил. С. 23.

18. Фоняков В. В., Гончаров М. А., Гонецкий В. Ф. Историко-краеведческие очерки о Зимовниковской земле и её людях. Край, где мы живём. – Волгодонск, 1998.

19. Дронов В. А. Бузавы (Очерки истории донских калмыцких станиц). – с. Дубовское, 2019. – 216 с., ил.




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"