Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Донской край в целом
История города Ростова-на-Дону

Начало см. История Ростова-на-Дону. Глава 1, продолжение см. История Ростова-на-Дону. Глава 6

Григорий Христофорович Чалхушьян

ИСТОРИЯ ГОРОДА РОСТОВА-НА-ДОНУ

Историческая записка о городе Ростове-на-Дону

ГЛАВА V [1]

Учреждение Таможни. Экспорт до и после 1835 года. Англичанин Емес ученый статистик Гагенмейстер, Ралли и Скараманга, Родоканаки. Драшкович, Муссури, Мариолаки. Статистические данные об экспорте. Железо, пшеница и, вообще, хлеб, льняное семя, шерсть овечья, сало, масло коровье, икра, парусина, канаты. Статистические данные. Три фазиса экспорта.

Когда в борьбе с Одессой Таганрог с годами совсем захирел, новым соперником первой явился Ростов-на-Дону, на который до 40-х годов никто и внимания не обращал. Впрочем, по-видимому, правительство сознавало будущую мощь Ростова, когда учреждало таможню в столь пустынном и в таком далеком от Империи и столь опасном урочище, как Богатый колодезь. Говорят, что правительство руководилось при этом желанием положить предел бесцеремонной контрабанде, приютившейся при этом урочище и принявшей весьма широкие размеры. Но это едва-ли так. Вспомним, что Темерниково или Темерницкая пристань играет важную роль в известной уже нам «Константинопольской коммерческой компании» еще в 1756 году. Вспомним, что Император Александр I, рассмотрев представление Кампенгаузена о присоединении городов Ростова, Нахичевани и Мариуполя к ведомству Таганрогского градоначальства, пишет: «...приняв во внимание важность вышеозначенных трех городов для таганрогской торговли...».

Истинные выгоды взаимного обмена произведений привлекали сюда греков, армян, грузин, запорожцев, даже татар крымских и кубанских для покупки у русских хлеба, сала, коровьего масла, рыбы, икры, водки, холста, рыболовных ниток, железа и прочих товаров. Взаимно казаки и русские торговцы добывали себе на иностранных судах: шерсть, шерстяные, бумажные и шелковые изделия, бакалею, крымские и греческие вина, оружие, конскую сбрую, черкесское платье, шали, серебряные и золотые изделия и, наконец, деньги в монете, которой тогда в России, особенно в провинциях, было очень мало. Первое официальное упоминание о торговле при крепости Св. Дмитрия и судоходстве вниз и вверх по Дону мы находим в приведенном уже нами «Описании городов Азовской губернии» в 1728 году. С того времени о торговле Ростова до 1808 года, т. е. до присоединения его к Таганрогскому градоначальству или к «Попечительству торговли на Азовском море», никакого сведения мы не имеем. В 1808 году он уже играет «важную роль» в Таганрогской торговле, и все же с 1808 по 1835 год ростовский экспорт не имеет, самостоятельного значения, — он в полной зависимости и не раздельная часть экспорта города Таганрога. К этому заключению приводят нас, с одной стороны, бесплодные изыскания А. А. Скальковского в архиве Ростовской городской Думы, где он находит данные лишь, за 1823 год, причем весь внутренний и внешний экспорт через Таганрогский порт оборот показан вместе, а именно он доходит до 1.400.000 р. ассиг., с другой стороны, Ростовская дума в 1851 году на отношение исправляющего должность Екатеринославского гражданского губернатора того же года за № 5, отвечает:

«Из отзывов опытных торговцев видно, что до 1835 года Ростов не имеет никаких торговых сношений с государствами Европы и что в нем была только временная складка товаров, обращавшихся тогда в заграничной торговле. Складку эту производили иностранцы, жившие в Таганроге, и самую незначительную часть — местные торговцы. Первая контора, учрежденная в Ростове в 1837 году для заграничной торговли, принадлежала англичанину Емесу. Товары, долженствовавшие идти за границу, до 1834 года отправлялись в Таганрог и по очистке их пошлинами, без отделения какой-либо части в пользу города Ростова, складывались на иностранные корабли. Впоследствии и местные торговцы, привлеченные пользою торговли, производимой иностранцами, мало-помалу и сами обратили внимание на предметы, требуемые за границу, и начали скупать у помещиков и крестьян все хлебные продукты: пшеницу, рожь, льняное семя, потом сало, шерсть, кожу и проч. При первоначальном открытии в Ростове иностранной торговли требовалось за границу пшеница разных сортов. В 1839 же году в значительном количестве начали отправлять за границу льняное семя, шерсть и сало»… «Большая часть товаров идет в Англию, потом Францию и небольшое количество в Турцию и Австрию».

Итак, до 1835 года Ростов не рынок всемирной торговли, а только простой, временный складочный пункт, не имеющий никакого серьезного значения. Чему же приписать это? — отсутствию таможни. Пока существовала таможня у Богатого источника, а впоследствии у крепости Св. Дмитрия, Ростов был действительным международным рынком. От мая до сентября иностранные корабли приходили из Архипелага и от берегов Черного моря и, останавливаясь на якорях пред устьем Дона, на баркасах и мелких судах привозили сюда товары. Но в конце XVIII столетия таможенный пост перешел в Кагальник, и с того же времени умаляется значение нашей местности, которая впадает в состояние спячки, заселение ее останавливается, — несмотря на то, что Ростов был сделан уездным городом со всеми уездными учреждениями. Только масса скелетов и костей человеческих при раскопке грунта для построек свидетельствовала о былом многолюдий и о былом торговом движении. И сложилась в народе легенда, что все пространство, занимаемое Ростовом, было кладбищем какого-либо народа...

В 1824 году Высочайшею волею призывается в должность Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора князь М. С. Воронцов, первый благодетель Ростова. М. С. Воронцов не раз посещает этот город, усердно содействует его развитию и «возрождает» его значение, как всемирного рынка, так что во всех процветаниях ростовцев, написанных на имя Светлейшего князя Воронцова, мы неизменно наталкиваемся на слова: «Возрожденный Вами Ростов»... Это не случайность и не пустые слова.

В 1834 году посещает Ростов ученый статистик Гагенмейстер. Пораженный сильным торговым характером этого совершенно еще ему и всем современникам неизвестного города, он рисует пред Воронцовым искусно и мастерски живую и справедливую картину торговли и промышленной деятельности Ростова. Проницательный администратор, знавший лично этот город и озабоченный желанием содействовать развитию его, испрашивает у Высочайшей власти соизволения на учреждение в нем таможни для отпускной торговли. Последствием ходатайства является Высочайший указ от 20 сентября 1835 года; учреждена в Ростове Таможенная застава, открытая 12 марта 1836 года. Последствия превзошли ожидания. В 1847 году в своей весьма ценной брошюре А. А. Скальковский выражается так: «Она (таможня) послужила лучшим контролем к убеждению в существенной пользе Ростова, ибо в том же году цифра отпускной его торговли составляла уже слишком 340.000 руб. сереб., то есть, до 1.200.000 р. ассиг.; судов в приходе было 490, в отходе более 500; народонаселение простиралось до 7000 душ обоего пола; следственно, участь города была обеспечена» [2]. «С учреждением таможенной заставы в Ростове, — говорит несколько ниже Скальковский, — мы смело судить можем о его торговле, и цифры ее послужат нам самым красноречивым документом в пользу нашего предмета к показанию важности и пользы этого нового рынка в новой России» [3].

За 1849, 1850 и 1851 годы мы имеем более подробные данные о торговле Ростова, которые и приводим здесь:

В 1850 годах в Ростове уже считается шесть контор, ведущих иностранную торговлю в обширных размерах; это — Вильям, (или, как Думские отчеты называют, Василий) Эмес, Ралли и Скараманга, Родоконаки сыновья и К°, П. Трипкович, Муссури и П. Мариолаки. Чтобы составить о них понятие, приведем средний оборот в год по пятилетней сложности в период времени от 1846 по 1851 год:

Ралли и Скараманга - 1.563.720 руб. 60 коп.

Родоконаки сыновья и К° - 507.035 руб. 40 коп.

Василий (Вильям) Эмес - 205.875 руб. 40 коп.

Петр Трипкович - 80.040 руб. 40 коп.

Муссури - 69.968 руб. 20 коп.

П. Мариолаки - 63.057 руб. 60 коп.

Проследим теперь заграничную или отпускную торговлю старого Ростова по годам:

В 1836 году - На 342.387 р. сер.

1837 - 485.739 р. сер.

1838 - 908.922 р. сер.

1839 - 1.819.682 р. сер.

1840 - 1.436.897 р. сер.

1841 - 1.226.577 р. сер.

1842 - 1.363.892 р. сер.

1843 - 1.863.740 р. сер.

1844 - 2.568.916 р. сер.

1845 - 3.288.935 р. сер.

1846 - 2.836.240 р. сер.

1847 - 7.270.878 р. 50 коп.

1848 - 7.270.878 р. 50 коп.

1849 - 2.070.686 р. сер.

1850 - 2.595.911 р. 90 коп.

1851 - 3.198.525 р. 60 коп.

1856 - 6.700.000 р. сер.

1859 - 10.500.000 р. сер.

Привоз заграничных товаров составляет [4]:

в 1849 году - на 341.470 р.

в 1850 - 386.746 р. 32 к.

в 1851 - 206.769 р.

Затем почти вовсе прекращается. Остановимся теперь на экспорте старого Ростова за период времени с 1836 по 1860 год и посмотрим, какой успех сделан им здесь. Назовем для сравнения цифры оборотов:

за 1836 год - 342.387 р.

1845 - 3.288.935 р. (ровно через 9 лет)

1856 - 6.700.000 р. (ровно через 12 лет)

1859 - 10.500.000 р. (ровно через 23 года)

Первый факт, который бросается нам в глаза, это прогрессивное увеличение массы отправляемых за границу товаров. Прогрессия эта поражает нас поневоле: в девять лет Ростов удесятерил почти свою внешнюю торговлю. При этом долгом своим считаем заметить, что нами взят 1845 год, а не 1846 год, не потому, что последний по оборотам уступает первому, но потому, что судить о внешней торговле Ростова по оборотам 1846 года было бы, по меньшей мере, опрометчиво. В 1846 году ранняя зима целым месяцем уменьшает и навигацию, и отпуск товаров из Ростова. Когда навигация закрылась, одного сала, масла коровьего и икры, было отправлено сухим путем в Таганрог для погрузки на суда, слишком на 260.000 руб. Сверх того 10.000 четвертей льняного семени и 40.000 четвертей пшеницы остались на месте, на судах и в магазинах, ценою на 490.000 руб. сер. Если прибавить к этому, что из Ростова на каботажных судах отправлено в другие русские порты, то выйдет, что экспорт Ростова в 1846 году превышал 5 миллионов рублей серебром. Слава Таганрога померкла пред возрождающейся славой Ростова и в то время, как в 1845 году из Ростова отпущено разных товаров на 3.288.935 рублей серебром, из Таганрога отпущено на 2.271549 рублей серебром. Таким образом, излишек в пользу первого остается 1.017.341 рублей серебром.

Какая разница затем между 1836 и 1856 годами! — в двадцать лет внешняя торговля увеличилась в двадцать раз. Еще большая разница между 1836 и 1859 годами, а именно в двадцать три года отпуск усиливается в тридцать один раз.

Так гигантски шагает Ростов и занимает первое место среди прочих Азовских портов.

Между тем в 1823 году отпуск из Ростова через Таганрогскую гавань состоял из 329.412 пудов железа, 1800 пуд. коровьего масла и 450 пуд. сала, о хлебе, шерсти, семени льняном и помину нет. Далее экспорт железа и сала с годами сильно уменьшается, а между тем на сцену является лен и пшеница и прогрессивно усиливаются в отпуске. Это обстоятельство дает нам вместе с почтенным А. А. Скальковским право не верить вышеприведенному нами отчету Ростовской городской думы, где пшеница фигурировала, как первоначальный предмет отпуска и что де сало и шерсть потребовались за границу позже.

По отдельным видам и предметам экспорта мы можем дать следующую таблицу:

Чтобы рельефнее, ярче представлять картину внешней торговли старого Ростова и выяснить ее значение и мощь, мы подробнее остановимся на самых важных ее предметах и, опираясь на статистические данные, проследим постепенный ход развития и расширения этих предметов экспорта и сделаем кое-какие указания на историю их возникновения и самого развития.

I. Железо. Произведение Уральских и других заводов, железо было некогда важнейшим предметом Ростовской торговли, по большому сбыту его в Леванте; но соперничество Англии уменьшило там требование на русское железо, ибо хотя английское железо и уступает ему в доброте, однако обходится значительно дешевле и более применимо к потребностям азиатцев. Уральское железо, привозимое в Ростов с Камы и Волги чрез Дубовку сухим путем к Качалину, а отсюда рекою Доном, до 1836 года доставлялась из Ростова на складку в Таганрог, с 1836 же года, по учреждению здесь таможенной заставы для отпуска русских товаров заграницу, железо складывается на Ростовской, так называемой, «Железной Бирже», занимавшей на берегу Дона лучшие магазины и весьма большое пространство. Отсюда па подвозных лодках железо грузилось прямо на корабли на Таганрогском рейде; большею частью отвозилось на каботажных судах в Керчь, для погрузки в корабли, выдерживавшие там карантин, и лишь малая часть поступала в Таганрог на складку.

Из Ростова отправлено за границу железа:

в 1839 году - 150.195 руб. сер.

1840 - 234.202

1841 - 231.874

1842 - 121.833

1844 - 146.536

1845 - 277.525

1846 - 120.103

1856 - 140.000

Что же касается меди, привоз и отпуск ее начинаются с 1840 года и в скором времени достигают от 12 до 40 тысяч рублей в год; впрочем, в конце 1850 годов отпуск меди не превышает 5—6 тысяч рублей в год.

II. Пшеница. В 1823 году она еще не составляет статей отпуска или даже торговли в Ростов, куда муку или рожь привозили большею частью лишь в виде провианта, заготовляемого для Кавказского корпуса. Пшеница доставлялась сюда водою, с разных пристаней реки Дона, куда подвозилась сухим путем из земель Донского и Черноморского войска из Кавказской области, Воронежской губернии и от Дубовки с Волги, из Самары и других низовых пристаней. Из Екатеринославской, Харьковской и других губерний тянулась сюда целая вереница воловьих фур с пшеницей. Наиболее она вывозилась из Ростова в Геную, Ливорно, Триест, Марсель на складку, откуда сбывалась, по мере требования, в Италию, Францию и Англию, вывозилась она и прямо в Англию, Константинополь и Грецию.

Итак, пшеницы отпущено:

в 1838 году - 146.911 руб. сер.

1839 - 885.598

1840 - 498.201

1841 - 123.765

1842 - 260.602

1843 - 286.702

1844 - 442.996

1845 - 412.063

1846 - 788.341

Обращаясь теперь вообще к экспорту хлеба и выражая его в четвертях, мы получим следующую интересную таблицу:

То есть, в первое пятилетие отпущено 819.816 четвертей всех родов хлеба, а второе — 854.778 четвертей, значит, отпуск увеличился на 4%. В 1856 году он доходит до maximum'a и почти удесятеряется против 1843 года.

III. Льняное семя. Даже в 1832 году еще не было известно в Ростове, как предмет торговли и употреблялось только в аптеке и госпитале, с годами оно завоевало себе первое место среди прочих предметов экспорта Ростова и составило столь важную отрасль, что пункт этот стал считаться заграницею важнейшим рынком всех маслобойных семян, производившихся в Новороссийском крае. Большая часть этого продукта доставлялась из Екатеринославской губернии, Кавказской области и Черноморской линии и вывозилась в Англию, Италию, Триест, Марсель и Константинополь.

Таким образом, экспорт семени льняного до 1830 года носит случайный характер, продается на аптекарский вес; в семь лет с 1823 по 1830 год весь экспорт льна всего Новороссийского края равняется 1000 четв. В 1831 и 1832 годах Англия начинает деятельно требовать его, Франция тоже усердно требует его, пока сильная таможенная ее пошлина не преграждает туда ввоза семян. С 1831 года льняное семя делается самой капитальной статьей отпуска за границу Ростова. Отпуск этого продукта, считавшегося в числе преимущественных богатств западной и Прибалтийской России, производит целый страшный переворот в сельском хозяйстве Новороссийского края. До 1830 года главная статья отпуска — пшеница. Поэтому здешние земледельцы большую часть трудов, земель, капиталов своих посвящают на производство этого зерна, хотя лучшие его сорта все-таки получаются из западных губерний, смежных с Новороссийским краем. Вдруг заграница требует льняного семени, предлагает за него по 23 и 24 р. ассиг. за четверть, и весь край начинает думать о его разведении. Зерно удается на наших просторных степях, начинают сеять его в весьма большом количестве и так как лен любит землю твердую «новую» («новину, целину»), естественно, новые и обширные участки земли занимаются под эту отрасль хлебопашества, — те обширные участки, где некогда так привольно, без всякой платы, разгуливали волы и кони чумаков и извозчиков или собиралось такое отличное и дешевое сено.

Вот цифры отпуска по этой статье:

в 1838 году - 244.356 руб. сер

1839 - 336.023

1840 - 231.118

1841 - 349.345

1842 - 342.207

1843 - 692.352

1844 - 1.045.015

1845 - 1.305.352

1846 - 1.088.482

1847 - 3.067.576

1856 - 1.831.690

В 1847 году весь Новороссийский край отпустил за границу 733.000 четвертей — цифра, до которой никогда не доходил отпуск этого продукта. И что же? 310.000 четвертей, т. е. почти половину всего экспорта дал Ростов.

В четвертях экспорт льна из Ростова равнялся:

в 1845 году - 148.000 четв.

1846 - 159.923

1847 - 310.000

1856 - 184.701

IV. Шерсть овечья. В таможенных ведомостях Одессы в первый раз отпуск шерсти встречается в 1814 году ценою на 3000 руб. Впрочем, в то время из всех портов Российской империи не отпускалось более 2000 пудов всех сортов ее. Начиная с 30-х годов экспорт шерсти в Новороссийском крае усиливается. На простую шерсть, особенно мытую, учреждается весьма важный рынок в Ростове на-Дону, его снабжают шерстью не только губерния Екатеринославская, а также Донское и Черноморское казачьи войска и даже линия Кавказская. Основателями этой торговли являются Вильям Эмес (W. Yames et comp.) и гг. Ралли—Скараманга. В 40-х годах начинают уже отпускать из Ростова и шерсть испанских мериносов, благодаря, в особенности, стараниям богатого торгового дома Ралли—Скараманга. Эта фирма платила дороже всех остальных, лишь бы сорта руна были лучшие. Поэтому и помещики-заводчики стали улучшать свои тонкорунные стада.

Так как за границу, особенно в Англию и Голландию, сырую шерсть отправлять трудно, то чтобы она не сгорелась и не потеряла своего весу, жиру и достоинства, учреждаются здесь шерстомойни, где шерсть, снятую с животного посредством особых снарядов, белят и моют до определенной степени чистоты. Хотя от этой операции шерсть испанская и теряет от 50 до 60 %, а простая еще больше, но взамен и та, и другая увеличиваются в цене почти втрое. Главные шерстомойни города Ростова принадлежали Эмесу и Ралли-Скараманга.

Шерсти овечьей из Ростова отпущено:

В 1839 году - на 299.243 руб. сер.

1840 - 255.591

1841 - 348.773

1842 - 419.660

1844 - 680.938

1845 - 827.790

1846 - 435.152

В 50-х годах Эмес и Ралли-Скараманга ежегодно вымывают на ростовских шерстомойнях, по речке Темернику, от 90.000 до 170.000 пудов, сообразно с заграничными требованиями, и отпускают на сумму от 500 до 900 тысяч руб. сер.

В пудах экспорт шерсти овечьей выражается:

В 1845 году - 168.643 п.

1846 - 96.755

1856 - 62.886

V. Сало рогатого скота и овечье. Настоящая торговля салом в Новороссийском крае развилась едва в 1830 годах, и, к счастью края, часто поражаемого засухою и неурожаями, принесла ему богатые прибыли. Торговля салом долго не могла установиться на Ростовском рынке, пока гг. Ралли и Скараманга не решились завести своих постоянных агентов в Бахмуте, Луганском заводе и Аксае, для заказа и приема сала. С 1843 года отпускная торговля по этой статье значительно усилилась и с тех пор постоянно идет вперед, что видно из следующей, не лишенной интереса, таблицы:

в 1838 году - 37.240 руб. сер.

1839 - 6.856

1840 - 50.900

1841 - 10.456

1842 - 7.584

1843 - 96.752

1844 - 131.032

1845 - 371.460

1846 - 338.781

В пудах отправка сала такова:

в 1823 году - 450 пуд.

1845 - 117.394

1846 - 110.804

1856 - 14.278

Заметим мимоходом, что экспорт сала сильно варьирует и, главным образом, зависит от засух; обыкновенно количества пшеницы и сала обратно пропорциональны, и в достопамятные засухи 1833—1834 годов отпуск сала Новороссийского края доходит до 796.000 пудов, ценою на 2.500.000 руб. Ростовский отпуск 1856 года превосходил вдвое отпуск 1845 года, но какая разница в экспорте сала! Только лен и пшеница могут служить настоящими барометрами внешней торговли Ростова, в них и мощь и центр ее тяжести.

VI. Масло коровье с давнего времени вывозилось из Ростова в Турцию и Грецию. Доставлялось оно из Пермской губернии, частью же из Тобольской и Томской. Обыкновенно покупали его на Ирбитской ярмарке и оттуда отправляли по Каме и Волге до Дубовки, потом волоком на Дон к Качалину, отсюда Доном в Ростов. Кроме сибирского топленого масла в бочках, сюда привозили с Кавказской линии коровье масло в бурдюках, которое по привозе, вновь мыли и солили. Масла коровьего отправлено из Ростова:

в 1823 году - 1800 пуд.

1845 - 7345

1846 - 960

1847 - 2000

1856 - 18056 пуд. 30 ф.

VII. Икра составляла одну из второстепенных статей отпускной торговли старого Ростова. Вывозилась она отсюда в Грецию, Турцию, Италию и Францию. Черная (осетровая) икра, вывозимая в наибольшем количестве, доставлялась из Астрахани, где покупалась нахичеванскими армянами и таганрогскими греками, красная же икра получалась с Азовских рыбных промыслов.

- Из Ростова отправлено икры:

в 1845 году - 1377 пудов

1856 - 5520 пудов

VIII. Парусина, канаты и веревки, получаемые из Москвы через Харьков, отпускались в Турцию и Грецию. Вначале эти продукты играли, хотя и ничтожную роль в экспорте Ростова, но впоследствии соперничество Одессы, где усилились канатные заводы и производство на них, уменьшило совершенно сбыт ростовских канатов, а парусина с самого начала продавалась не более 1000 кусков в год. Отпуск канатов и веревок варьировал между 1000 и 2000 пудами.

Резюмируя все нами сказанное в этой главе, мы приходим к тому заключению, что внешняя торговля старого Ростова имела три фазиса развития. Внешняя торговля появляется здесь ранее, чем делается кому-либо известным название Ростов. До появления последнего она избирает себе пунктами сначала «Темерниково» (Темерницкая пристань, Темерницкий порт то же), потом Богатый колодезь, где под прикрытием русского штыка она была в безопасности от кочующих здесь орд. Это не всемирный рынок, а лишь торговый пункт между Россией и Турцией (Оттоманской портой и ее вассальным ханством Крымским).

В конце XVIII столетия, с уничтожением здесь таможенного поста, наступает второй фазис внешней торговли старого Ростова, фазис полного упадка и спячки, когда наш город делается «частью» Таганрога по отношению к отпуску, утрачивает полную самостоятельность и делается лишь местом складки товаров, не более.

Третий фазис внешней торговли старого Ростова начинается с 1835 года. Князь М. С. Воронцов, видя сношения некоторых одесских торговых домов с Ростовом, особенно по части льняного семени, из личных своих наблюдений и на основании красноречивых донесений Гагенмейстера [5], убедившись в способности этого города расти, шириться, испрашивает Всемилостивейшего соизволения сперва на прочистку гирл Дона, а потом и на учреждение в городе таможни третьего класса для свободного отпуска русских произведений прямо с нашей пристани, не завозя их в Таганрог. Какие важные последствия имело учреждение здесь таможни, излишне распространяться, — мы это видели из красноречивых статистических данных.

Так этот великий государственный муж дает новое направление внешней торговле старого Ростова и делает его всемирным славным рынком международной торговли.

ПРИМЕЧАНИЯ
  1. Глава V составлена нами, не считая скудных материалов, скорее обмолвок «Дел» архива Ростовской (н/Д) Думы по следующим сочинениям: «Хлебная торговля в Черноморских и Азовских портах Южной России» (Журн. МВД. Январь 1854 г.— С. 69—70 и 42). «Торговля Азовского бассейна в 1856 г.» (Журн. МВД. Август 1857 г. — С. 69—70). «Екатеринославская губерния» В. Павловича (СПб., 1862.— С. 320). «Ростов-на-дону» А. А. Скальковского (Журн. МВД. Кн. 7. — 1847. — С. 54—61). «Азовское море» О. А. Ф. (СПб., 1855. — С. 75— 88). «История торговли в Новороссийском крае» А. А. Скальковского (Журн. МВД. Март 1850 г. — С. 341—343). Из дел архива отметим лишь статистические сведения, доставленные доктору медицины и хирургии Н. В. Барминскому «<...> ме-дико- и топографического описания края». 5 июня 1874 г. Дело № 6518.
  2. «Ростов-на-Дону». — С. 44—45.
  3. Там же. — С. 53.
  4. В 1847 г. А. А. Скальковский констатирует, что только отпуск был разрешен Ростову, и, действительно, до 1849 года мы не имеем никаких данных по привозу
  5. Одно из интересных сочинений его носит название «Memoire sur le commerce des ports de la Nouvelle Russie 1831» и посвящено Новороссийскому краю.

Начало см. История Ростова-на-Дону. Глава 1, продолжение см. История Роствоа-на-Дону. Глава 6

ИСТОРИЯ СТАРОГО РОСТОВА
ИСТОРИЯ РОСТОВА ЭПОХИ БАЙКОВСКОЙ (1861-1870)
ИСТОРИЯ НОВОГО РОСТОВА (1870-1886)




 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"