Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Донской край в целом / История Ростова-на-Дону и Нахичевани-на-Дону

Нонна Владимировна Мирзабекова

ГОРОДСКОЙ ГОЛОВА МИНАС БАЛАБАНОВ

Из истории Нахичевани-на-Дону

Узнав о том, что я подбираю материалы о Минасе Ильиче Балабанове, моя приятельница всплеснула руками: «Ах, как жаль, что ты не собралась сделать это чуть раньше... Моя бабушка могла бы многое тебе рассказать... Как слепы, беспечны мы были, не думая о том, что старики наши не вечные, что надо успеть записать с их слов рассказы о былом. Они ушли и унесли с собою память».

Все это я остро почувствовала, окунувшись в историю города Нахичевани-на-Дону, когда шла буквально по следам, которые, увы, обрывались почти у цели. Не стало старейшего краеведа, на редкость эрудированного человека И. С. Чардарова, серьезно заболел Е. Л. Закиев, представитель большого старинного рода донских армян. Я стала реально ощущать, что мы опаздываем, во многом уже, кажется, опоздали...

Три четверти века — это срок не только человеческой жизни, но и того летаргического сна, в котором мы все пребывали, позволив себе думать, что историю можно начать писать с нуля, то бишь с октября семнадцатого года. Но нет — без фундамента «домик на песке» рассыпался. Только опираясь на прошлое, можно двигаться в будущее. Правило это подтвердилось в наши дни. Оно, прошлое нашей страны, не было идеальным, это правда. Наряду с поразительными достижениями, там были и величайшие ошибки. Но наши предки искренне хотели сделать мир этот лучше, благополучнее, удобнее для нас. Каждый в меру своих сил и возможностей.

Природа щедро одарила Минаса Балабанова. Был и характер, который позволил реализоваться всему, заложенному от рождения. Он появился на свет в середине прошлого столетия, когда живы были еще старики — свидетели исхода армян из Крыма, совершенного по настоятельной рекомендации Екатерины II. Наверняка детская память зафиксировала рассказы старших о том, как трудно приживались они в холодном стенном краю. Как вместо обещанных теплых домов, им пришлось зимовать в холодных землянках. Как архиепископ Иосиф Аргутинский привез из Петербурга долгожданную грамоту, которой императрица позволила основать город па нравом берегу Дона, поначалу названный Нор-Нахичеван (новое пристанище). Слышал, наверное и рассказы о том, как закладывался центр города, как в основание главного городского Собора — Григора Лусоворича (Григория Просветителя) были положены и освящены четыре камня — по числу четырех евангелистов Матвея, Марка, Луки, Иоанна. Так начиналась жизнь его в родном городке... Императрица даровала пришельцам большие льготы, на десять лет освободив от налогов. Они, надо отдать им должное, усердно трудились. Очень скоро Нахичеван зажил полнокровной жизнью — жители его занимались всевозможными ремеслами, земледелием, успешно торговали. Как там у Пушкина:

В море остров был крутой

Не привольный, не жилой,

………………………….

А теперь стоит на нем

Новый город со дворцом.

Кстати, великий поэт бывал в этом городе. По преданию, восхищенный его восточным колоритом, обилием товаров, купил, несмотря на денежные затруднения, «две штуки материи».

Итак, к 1844 году, когда родился Минас Балабанов, Нахичеван уже сформировался в довольно бойкий городок. Минас был вторым сыном в семье Ильи Балабанова — купца 1 гильдии, состояние которого позволяло дать детям приличное домашнее образование. Юноша, видимо, отличался любознательностью и честолюбием, иначе как объяснить его участие в 1859-1864 годах в военных действиях против горцев западного Кавказа, несмотря на то, что армянская молодежь была освобождена от воинской повинности. Был награжден в 1866 году командующим войсками Кубанской области медалью, получил право носить крест...

В 1870 году Балабанов вступил в попечительный совет Нахичеванского человеколюбивого общества, занимающегося благотворительной деятельностью. И в 1872 году, на общем собрании был впервые выдвинут в гласные городской Думы.

С 1874 по 1878 годы Минас Ильич — член приемного комитета нахичеванского Общества взаимного кредита, член оценочной комиссии земель, отведенных под линию Ростово-Владикавказской железной дороги, член комиссии, занимающейся мощением улиц, член комитета по эксплуатации земель города Нахичевани, член попечительного совета Армянского духовного училища, член совета нахичеванской женской гимназии, член сонета попечителей о бедных.

В 1880 году министр финансов утверждает его членом учетного комитета конторы Госбанка. Одновременно он членствует в комиссии по открытию в Нахичевани городского общественного банка.

В мае 1883 года Балабанов избран депутатом от нахичеванской общественности для поднесения «их Императорскому Высочеству всеподданнейшего адреса и хлеба-соли по случаю совершающегося священного коронования». В том же году, «с высочайшего соизволения», он избран членом совета Гогоевского училища.

Он повсюду поспевает, везде принимает участие — «и швец, и жнец, и на дуде игрец».

В 1885 году Минас Ильич избирается на должность заступающего (заместителя) нахичеванского городского головы.

В последующие четыре года он занят улучшением портовых устройств для очистки Дона, мощением города, ходатайствует об учреждении в Нахичевани полицейской управы, благотворительствует, опекает учебные учреждения. Пользуясь своими правами члена комитетов ростовской и нахичеванской конторы Государственного банка, берет кредит в размере 400 тысяч рублей на устройство водопровода, заложив под них городские земли. Подобную операцию он проделает еще дважды в разные годы — на 700 тысяч и миллион рублей.

1888 год... Минас Ильич Балабанов впервые избран городским головой Нахичевани. Он наконец «заступил» в должность, к которой шел осмысленно, целеустремленно многие годы. Как говорят в таких случаях — сделал карьеру. Недоброжелатели (а их у него, так же, как и друзей, было немало) пустили слух, что выборы прошли с нарушением устава, что Балабанов провел их досрочно, оповестив лишь нужных ему людей. Решили, что в следующие выборы через четыре года ему эта уловка не сойдет с рук. Однако куда там!.. Работа по благоустройству города двинулась так успешно, что когда, спустя тринадцать лет, в 1901 году, Минас Ильич, заболев, ушел с поста, Войсковой наказный Атаман лично попросил его вновь «заступить в права городского головы». Та же история повторилась и в 1909 году.

Да, он был ловким человеком, хорошо понимал все хитросплетения власти, умел добиться нужного решения. Но все, что он делал, было направлено к одной цели — поднять престиж, славу родного города.

Он действительно любого мог обвести вокруг пальца. Когда, после железнодорожной катастрофы, в которой чуть не погибла царская семья, к нему пришел купец Бахчисарайцев и попросил разрешить построить армянскую церковь по этому поводу, Балабанов разрешил, но... лишь зажечь неугасимую лампаду в больнице, которая должна была быть построена на те же средства. Так появилась знаменитая Мариинская больница, в которой ныне размещается ростовский областной здравотдел. Тогда же к Балабанову обратилась русская общественность со скромной просьбой построить часовню. Он разрешил. Но не часовню, а церковь. Так была построена одна из красивейших в городе церквей — во имя святого Александра Невского, к сожалению, разрушенная в войну.

Надо сказать, что многими современниками он не был понят. В ходу была довольно язвительная эпиграмма:

В Париже Кес ке се? [1]

В Нахичевани Инч касе? [2]

В Париже — Феликс Фор [3],

В Нахичевани — Минас-вор.

В 1896 году группа горожан обвинила его в том, что он обделяет богадельню, присваивает себе пожертвования на нее. Созданная комиссия факт этот не подтвердила. Все деньги, до копейки, нашли место в отчетах. Другое дело — в каких. Часть средств Балабанов переадресовал на образование. Вообще это был его конек — гимназии, училища, школы, предмет его неустанных забот и попечений (возможно, и потому, что своих детей Бог ему не дал). Каждую лишнюю копейку он пускал на строительство учебных заведений, их благоустройство, чем уже заслужил благодарность потомков.

Но не только этим. В 1894 — 1898 годах, под его началом, был построен Армянский драматический театр, нынешний ТЮЗ, удивительное творение Дурбаха, служившего в те годы городским архитектором. При нем был электрифицирован и телефонизирован город. Между прочим, первый в России после Москвы и Петербурга.

В 1887 году создана первая платная библиотека, составленная по просьбе нахичеванской общественности из лучших отечественных изданий исключительно мировой классики. А в 1903 году открылась первая общественная библиотека — имени Пушкина.

Словом, Балабанов был действительно отцом города. Города, который, увы, забыл его. Нынешним жителям Нахичевани имя это ничего не говорит. Расспрашивая о нем, иногда слышала в ответ: «Революционер какой-нибудь, наверное». Да нет же! Он не был разрушителем, преобразователем. Это был человек-творец, созидатель. И, если пришло время именно таких людей, то как было бы здорово назвать его именем хотя бы парк, который он когда-то засадил, и который старожилы долго так и называли — Роща Балабанова, и которая сейчас носит имя Островского, неведомо какого из двух известных нам писателей.

ЛИТЕРАТУРА И ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Как дела?
  2. Что скажут?
  3. Президент Франции тех лет
  4. Весь Ростов и Нахичевань-на-Дону. — Ростов н/Д: Изд-е А. И. Тер-Абрамяна, 1912. — С. 80.
  5. Сидоров B. C. Энциклопедия старого Ростова и Нахичевани-на-Дону / Дон. гос. публ. б-ка. — Ростов н/Д, 1993. — Т. 1. — С. 152-158.



 
ВК
 
Facebook
 
© 2010 - 2018 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"