Донской временникДонской временникДонской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Волошинова Л. Ф. Забытое христианское кладбище Ростова // Донской временник. Год 2019-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2018. Вып. 27. С. 195–199. URL: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m1/22/art.aspx?art_id=1683

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. ГОД 2019-й

Рецензии

Л. Ф. ВОЛОШИНОВА

ЗАБЫТОЕ ХРИСТИАНСКОЕ КЛАДБИЩЕ РОСТОВА

О старом христианском кладбище Ростова всё чаще вспоминают в начале ХХI века.

Судьба этого некрополя, обозначенного на первом плане города (1811 г.), характерна для многих существовавших в России в ХIХ – первой половине ХХ веков и при этом имеет свои меты и незабываемые страницы. К настоящему времени о кладбище сообщалось в нескольких публикациях, где оно называется старым христианским кладбищем (по картам ХIХ и начала ХХ веков), Новопоселенским (по району города, где располагалось), Всехсвятским (по церкви, возведённой у северной границы), Городским (после появления других кладбищ Ростова – Покровского и Братского).

О старом христианском кладбище рассказывает В. С. Сидоров на страницах «Энциклопедии старого Ростова и Нахичевани-на-Дону» [1, с. 162–163]. А. М. Ильин упоминает его в «Истории города Ростова-на-Дону» [2, с. 82]. О существовании на территории кладбища в конце 1940-х годов «толкучего» рынка узнаём из книги Е. А. Комисарова «Нахичеванские страдания» [3]. Значительно пополняет сведения о кладбище в газетной публикации краевед М. А. Вдовин [4, с. 3]. Предложение устройства мемориала на территории Всехсвятского кладбища недавно прозвучало со страниц газеты «Новое время» [5, с. 2].

Из плана Ростова-на-Дону 1913 года

Кладбище уже существовало в начале ХIХ века. Текст первого известного ныне надгробия сообщает: «Здесь погребено тело ростовского городничего капитана и кавалера Андрея Михайловича Аксёнова, скончавшегося 2-го марта 1828 года» [1, с. 163]. В то время кладбище располагалось на северо-восточной окраине Ростова. За ним простиралась выгонная земля города, где брали в аренду участки для устройства ветряных мельниц и боен.

К началу 1890-х годов кладбище окружали: с запада – значительно меньшее по размерам еврейское кладбище, с севера – Новопоселенский базар, с востока застраивались жилые кварталы Нового поселения, с юга проходила Степная улица, вскоре переименованная в Скобелевскую (ныне ул. Красноармейская).

В 1868 году заканчивается возведение каменной кладбищенской церкви и происходит её освещение во имя иконы Всех Святых. Строительство храма начали по инициативе городского головы А. М. Байкова. Средства на его возведение собрали благодаря пожертвованиям частных лиц (купцов и мещан) и денег, выделенных Городской думой. В числе жертвователей были «Её Императорское Величество Государыня императрица и сам А. М. Байков» [6].

Г. Х. Чалхушьян в «Исторической записке о Ростове-на-Дону» сообщает: «18 ноября 1868 года окончена совершенно и передана приюту и старосте Я. М. Василенке кладбищенская церковь. При этом Байков указывает городскому обществу на необходимость дальнейшего устройства городского кладбища и приведения его в тот вполне благообразный вид, в котором должно находиться место последнего нашего упокоения. Наблюдение за предположенным устройством городского кладбища возложено обществом на Байкова и благочинного ростовских церквей. Городское кладбище разбито на участки; устроены на нём дорожки, обсаженные деревьями, и кладбище пришло в приличный и соответствующий своему назначению вид» [7].

В начале 1880-х годов, после возвращения на должность городского головы А. М. Байкова, в Ростове создаётся Попечительство по заведованию городскими кладбищами. В начале 1885 года оно представляет Думе на рассмотрение «Проект правил упорядочения и содержания в порядке кладбища близ Нового поселения». Из документа мы узнаём, что к этому времени на территории кладбища существуют 8 кварталов, в них располагаются склепы, семейные захоронения, отдельные могилы. Последний восьмой квартал предлагается сделать бесплатным для бедных, «здесь же хоронить умерших в богадельне и умерших на улицах…». Попечительство тогда предлагало горожанам «сделать единовременное пожертвование на устройство кладбища, которое заносится в книгу. Пожертвования эти совершенно добровольны, и размер их зависит от самих пожертвователей» [8].

Дума утвердила представленный план кладбища, внесла текущие изменения в правила и постановила: «привести все изложенные предложения в исполнение». Проходило это заседание под председательством А. М. Байкова.

Эту информацию в 1885 году вновь дополняет Г. Х. Чалхушьян. «Часть кладбища по линии церкви будет носить название “Церковного квартала”, а затем остальные 8 кварталов обозначаются номерами: западные – нечётными, восточные – чётными. Дорожки шоссируются. Около церкви разбит цветник; во многих местах поставлены скамейки; всё кладбище вычищено и обсажено деревьями. Такому улучшению кладбище немало обязано особому попечительству городских кладбищ, в котором председателем А. М. Байков, а членами Я. М. Василенко, А. В. Емельянов, Я. С. Кушнарёв, К. А. Маслов, отец Фёдор Руднев и Г. И. Шушпанов» [9].

Все оставшиеся годы жизни Байков активно поддерживал работу названного Попечительства. После его кончины в Австрии в 1889 году тело городского головы было привезено в Ростов и похоронено на городском Всехсвятском кладбище. По свидетельству краеведов начала ХХ века на его могильной плите было высечено три слова: «Андрей Матвеевич Байков» [2, с. 91].

Следует отметить, что на этом же кладбище в 1906 году похоронили его последователя – городского голову И. С. Леванидова (по сведениям краеведа Ф. И. Поташева). В 1862 году здесь же был упокоен прах одного из первых городских голов Ф. К. Трегубенко. Рядом с ним впоследствии – ещё двое представителей этой купеческой семьи (по воспоминаниям правнучки его О. В. Давыдовой).

На рубеже ХIХ и ХХ веков вокруг кладбища возвели кирпичную ограду со сквозными прорезями в виде крестов. В ней устроили три арочных входа, закрываемые коваными воротами с калитками. Главный – устроили с переулка Никольского (ныне Халтуринский) возле улицы Суворовской (ныне Тельмана). От него проложили асфальтированную аллею с выходом на церковное подворье и далее через базар к Братскому переулку. От этих ворот вдоль северной границы кладбища размещалось длинное одноэтажное здание, принадлежащее храму, где жили священники, сторожа, была устроена библиотека. Третий вход был с Доломановского переулка напротив улицы Лермонтовской [4].

Во второй половине ХIХ – начале ХХ века на Всехсвятском кладбище были похоронены представители многих известных ростовских купеческих семей Ростова: Максимовых, Ященко, Асмоловых, Панченко, Михайловых, Кушнарёвых, Шушпановых, Парамоновых.

Здесь же нашли последний приют многие деятели городского самоуправления: гласные городской думы, члены управы, почётные граждане города, благотворители Ростова.

Из представителей других сословий и профессий следует назвать могилу артиста Валентина Ляхера из Бердичева (скончался в 1863 году), захоронение трёх поколений учительской семьи Царда, преподавательницы женской гимназии А. Г. Филипповой, директора мужской гимназии А. П. Степанова, известного ростовского фотографа В. Ф. Петрыковского, надворного советника В. И. Унковского и других.

В воспоминаниях тех, кто посещал кладбище в 1920-е годы, называется и нехарактерный для христианского некрополя памятник в виде обелиска на постаменте с надписью «Боролся за народное дело». Скорее всего, он стоял на могиле участника революционных событий в Ростове в 1902, 1905 годов.

Земля Всехсвятского кладбища приняла на упокоение и прах иностранных подданных, проживавших в Ростове: греческих негоциантов П. Е. Целентиса, П. Д. Ксантоса, Ф. А. Феофани, итальянского мастера С. А. Тонитто, подданной Великобритании Е. И. Мартын, членов семьи Ридель и других.

Несомненно, что на территории кладбища было немало рядовых надгробий, но по свидетельству краеведа Михаила Алексеевича Вдовина были и многочисленные памятники из мрамора и гранита, представляющие собой художественную ценность. Ему запомнился памятник из серого гранита, увенчанный фигурой ангела из белого мрамора. Он и другие старожилы Нового Поселения сообщали, что на кладбище видели памятники в виде каменных надмогильных крестов и плит, невысоких пирамид, завершённых крестами; что территории захоронений были обнесены ажурными коваными оградами [10].

Первые известные ныне надгробные плиты середины ХIХ века были отлиты из металла, на нескольких присутствовали клейма Луганского завода. В 1890-е годы в Ростове работали две известные фирмы по изготовлению памятников из природного камня: мраморно-гранитное заведение И. И. Пузневского, приехавшего из Варшавы, и итальянского мастера С. А. Тонитто.

К примеру, над склепом семьи Мордовцевых в 1890-е годы был установлен надгробный памятник в виде часовни, выполненный в мастерской «С. А. Тонитто» (маркировочное клеймо сохранилось на одной из граней постамента). В самом склепе к 1916 году был упокоен десяти членов этой известной в городе семьи. Из надписей на гранях обелиска-часовни следует, что четверо из них: Даниил Лукич, его братья Николай Лукич и Андрей Лукич, а также Лука Николаевич Мордовцев – были потомственными почётными гражданами города. После кончины журналиста и писателя Д. Л. Мордовцева на верхней грани обелиска была выполнена надпись: «Действ. Стат. советник Даниил Лукич Мордовцев. + 10 июля 1905 г.»

Были на кладбище похоронены жертвы Гражданской войны. Самой известной из них стал священник Всехсвятского храма отец Константин (Верецкий). Он был расстрелян красноармейцами 9 февраля 1918 года при вступлении в Ростов красных частей Рудольфа Сиверса [11].

В 1920 году на Старом христианском кладбище похоронили профессора Донского (Варшавского) университета Дмитрия Иосифовича Ивановского, выдающегося русского учёного, основоположника науки о вирусах (скончался 20 июля).

В этом же году кладбище было закрыто. Однако, по воспоминаниям родственников, погребённых на кладбище, на семейных участках могил продолжались подзахоронения до подзахоронения до начала 1930-х годов.

Малоизвестной страницей в истории кладбища остаётся вскрытие в те же годы нескольких могил и склепов с целью обнаружения золота. Об этом упоминают старожилы Нового Поселения.

Начало разорению кладбища положило снятие по решению городских властей мраморных и гранитных надгробий для облицовки стен строящегося в Ростове драматического театра. По воспоминаниям современников (К. Э. Царда, О. В. Давыдовой, М. А. Вдовина, чьи родственники были упокоены на кладбище) происходило это примерно в 1934 году [10]. Тогда кладбище лишилось большей части мраморных и гранитных памятников.

 После закрытия Всехсвятского храма в середине 1930-х годов и устройства в нём мастерской по ремонту подшипников, разорение кладбища продолжалось. На западном его углу в 1938 году возводили здание школы. А на остальной его части ещё сохранялось множество деревьев, кустов сирени и жасмина [4].

В начале Великой Отечественной войны деревья на кладбище вырубили для строительства оборонительных сооружений, здесь же разместилась зенитная батарея. Во время оккупации эту позицию занимали уже немецкие зенитчики, а в 1943-м – снова наши.

После начала немецкой оккупации в августе 1942 года храм Всех Святых был снова освящён, в нём стали проходить церковные службы. Они продолжились и после освобождения Ростова в феврале 1943 года. А днём 22 марта во время немецкого авианалёта одна из бомб попала в правый притвор храма, где шла служба. Погибших прихожан похоронили в братской могиле на церковном подворье. Среди погребённых старожили называют дочь табачного фабриканта В. Асмолова, которая прислуживала в церкви [4].

После окончания войны началась разборка кирпичной ограды кладбища для восстановления разрушенных и повреждённых зданий. Уже в 1944 году на его территории вдоль Халтуринского переулка разместился «толкучий» рынок. К нему примкнул возобновлённый Новопоселенский базар, где велась кооперативная и частная торговля сельхозпродуктами. К тому времени несколько памятников в виде пирамид и обелисков оставались в юго-западной части бывшего кладбища и у храма.

По воспоминаниям Евгения Комиссарова, жителя Нахаловки тех лет, на территории «толчка» сохранялись ещё могильные плиты и невысокие уцелевшие кресты, на которых развешивали и раскладывали свой нехитрый товар торгующие (скобяные изделия, бельё, одежду, обувь и др.) «Потом кресты растащили ворота подпирать. Из могильных плит “приступки” к домам понаделали. Какое-то время держался склеп “штаб-квартира” для ворья» [3].

В конце 1940-х территорию бывшего кладбища городские власти решили отдать для сооружения стадиона СКВО. Однако это не было исполнено. А в начале 1960-х на месте существующих бараков вдоль улицы Красноармейской начали возводиться многоэтажные жилые дома. Школьное здание, построенное ещё до войны и сгоревшее во время оккупации, отстроили в 1948 году. В середине 1950-х вдоль переулка Халтуринского возводился трёхэтажный корпус Ростовского специального проектного конструкторского бюро.

В начале 1960-х примет былого кладбища на бывшей его территории уже не осталось. В эти годы после закрытия Всехсвятского храма несколько уцелевших надгробных памятников было перенесено на действующее Братское кладбище. Среди них памятник в виде часовни семьи Мордовцевых и обелиск профессору Д. И. Ивановскому [12].

Взрыв храма 1966 году напомнил новому поколению ростовчан о былом некрополе. У церковных стен в бывшем церковном квартале были разворочены покрытия склепов, остатки надгробных плит…

В 1967 году на месте храма уже высился Дворец спорта. На всей оставшейся незастроенной кладбищенской территории разбили сквер, устроили фонтан.

С юга в начале 1980-х возводились многоэтажные жилые дома. Уже в конце 1990-х – начале 2000-х у южной границы бывшего кладбища поднялся Дворец здоровья. Вскоре вдоль Доломановского переулка возвели корпуса клинико-диагностического центра «Здоровье», в 2010-е – корпус федеральной налоговой службы, впоследствии многоэтажный бизнес-центр «Гвардейский».

В ходе недавнего строительства здания областной прокуратуры в Халтуринском переулке (по предварительному обоснованию археологов) в ходе земляных работ обнаружили шесть захоронений ХIХ века в деревянных гробах и склеп, сложенный из камня. После освидетельствования специалистами останки из всех погребений были перезахоронены на Северном городском кладбище.

В ходе активной застройки последних десятилетий казалось, что не останется никаких примет христианского кладбища ХIХ века. Но в ноябре в 2013 года на территории бывшего кладбища появился небольшой временный храм, и в нём прошли первые службы.

Сегодня как никогда актуальны слова Владимира Сидорова: «душа смущается когда на камнях старинного храма Божьего, на костях тысяч людей отхватывают забубенную попсу Маша Распутина и Филипп Киркоров. Было бы справедливо построить по соседству с Дворцом спорта часовню – уменьшенную копию церкви Всех Святых, памятными досками попечителям, иереям и тем, кто нашёл здесь некогда последний приют. Их теням нехорошо, тяжело, на этом асфальтовом плацу с капищем масскульта из стекла и железобетона» [1, с. 166]. Ныне же оставшаяся незастроенной территория кладбища к югу и востоку от Дворца спорта превратилась, по сути, в автопарковку.

Предложения по сооружению мемориала на территории бывшего Всехсвятского некрополя звучали в Ростове с начала 1990-х годов. 16 сентября 2017 года председатель Ростовского отделения всероссийского общества охраны памятников истории и культуры также обратился с письмом к председателю городской Думы – главе города Ростов-на-Дону З. В Неярохиной с просьбой рассмотреть вопрос о создании мемориального места на территории бывшего главного городского кладбища ХIХ века. В настоящее время согласован проект возведения новой Всехсвятской церкви к югу от временного храма. Уже выделен участок под его строительство. Вокруг предполагается устройство сквера. Само собой рождается предложение превратить часть предполагаемого сквера и участок застройки временного храма в мемориальную зону былого Христианского кладбища. На ней можно разместить символические надгробия упокоенным здесь городским головам Ростова А. М. Байкову, И. С. Леванидову, Ф. К. Трегубенко; представителям легендарных купеческих фамилий Парамоновых, Асмоловых, Кушнарёвых, Паниных; трагически погибшему в феврале 1918 года священнику о. Константину (Верецкому), многим благотворителям и общественным деятелям дореволюционного Ростова. Здесь можно было бы собрать фрагменты подлинных надгробий ХIХ и начала ХХ века, уцелевшие ещё на территории бывшего Нового Поселения; сюда следует вернуть перенесённые на Братское кладбище в начале 1960-х надгробные памятники семьи Мордовцевых и профессора Д. И. Ивановского.

Возрождённый храм в веке ХХI станет памятником и взорванного храма, и всего утраченного христианского кладбища века ХIХ-го.

Эту инициативу поддерживают прихожане Всехсвятской церкви, Ростовское отделение Союза краеведов России. Для этого, несомненно, необходимы кропотливые исследования и поддержка администрации города, общественных сообществ Ростова. Но главное не откладывать это предложение на потом, а начать его обсуждать, прорабатывать и воплощать уже сегодня!

ПРИМЕЧАНИЯ

1.Сидоров В. С. Энциклопедия старого Ростова и Нахичевани-на-Дону. Т. 4. Ростов н/Д. : Гефест, 1996.

2. Ильин А. М. История города Ростова на Дону. Ростов н/Д., 1909.

3. Комиссаров Е. Нахаловские страдания. Воспоминания пацана. Ростов н/Д., 2005. С. 120.

4. Вдовин М. А. «Красный маяк» как светоч культуры в прежней ростовской Нахаловке // Веч. Ростов. 2007. 6 марта. С. 3.

5. Слепцова Е. Они прославили Ростов – Ростов их забыл // Наше время. 2018. 20 июня. С. 2.

6. Ведомости Ростовской на Дону городской думы. 1868.1 дек. (№ 49). С. 224.

7. Чалхушьян Г. Х. Историческая записка о городе Ростове на Дону //Дон. временник. [Год 2001-й]. С. 192.

8. Журнал Ростовской на-Дону городской думы. 1885. 8 февр.(№ 4). С. 41–42.

9. Чалхушьян Г. Х. Историческая записка о городе Ростове на Дону // Дон. временник. Год 2003-й. С. 167.

10. По воспоминаниям М. А. Вдовина (1930–2013), К. Э. Царды (1912–2013), О. В. Давыдовой (урожд. Трегубенко, 1932 года рождения).

11. Дон в годы революции и Гражданской войны. 1917–1920 : сб. док. Т. 1. : март 1917 – май 1918 / Гос. арх. Рост обл., Центр документации новейшей истории Рост. обл. Ростов н/Д. : Альтаир, 2017. С. 278–279.

12. Белозёров С. Е., Матухин Г. Р. Д. И. Ивановский – выдающийся русский учёный и педагог // Учён. зап. Ростовского н/Д. гос. ун-та им. В. М. Молотова. Т. 24, вып. 1. Харьков, 1955. С. 131. Согласно этому источнику обелиск проф. Ивановскому был установлен в 1950 г. – Л. В.




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"