Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Штавдакер Л. А. Прошлое живёт в настоящем // Донской временник. Год 2019-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2018. Вып. 27. С. 105112. URL:http://www.donvrem.dspl.ru//Files/article/m1/22/art.aspx?art_id=1652

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. ГОД 2019-й

История Ростова-на-Дону

Л. А. ШТАВДАКЕР

ПРОШЛОЕ ЖИВЁТ В НАСТОЯЩЕМ

Топонимика Ростова по материалам краеведческих исследований

К 270-летию основания г. Ростова-на-Дону.

Сообщение под названием: «Топонимика Ростова-на-Дону как носитель исторической памяти» на всероссийской краеведческой научно-практической конференции «Городская топонимика России как объект культурного наследия» (Москва, 22–23 июня 2018 г.)

Город Ростов-на-Дону ведёт свою историю от крепости Святого Димитрия Ростовского.

В 1884 году священник Лазарь Крещановский (1848–1914) в своём исследовании «Историческая записка о Покровской церкви в Ростове на Дону» писал: «… крепость святителя Димитрия, митрополита Ростовского, дала нашему городу имя и послужила эмблемою для городского герба» [1, с. 28].

Однако первое развёрнутое объяснение происхождения названия города, ныне областного центра, дал Андрей Александрович Кириллов (1856–1922) [2], выдающийся церковный историк, действительный член Областного войска Донского статистического комитета, автор трудов, связанных с религиозно-нравственной жизнью Дона, историей народного образования и просвещения края в своей статье «Провиденциальное значение наименования укрепления при Богатом источнике крепостью Св. Дмитрия Ростовского».

Он писал: «…в 1752 году сентября 21, при разборке для починки, опустившегося пола в Ростовском Яковлевском монастыре, где погребён был Святитель Димитрий Ростовский, его честное тело обретено было нетленным. По свидетельствовании Св. Синод… 22 апреля 1757 года причислил Св. Димитрия к лику святых.<…> императрица Елизавета Петровна ... в 1761 г. поручила новоучреждённую крепость на Дону, в устье Темерника, заступничеству и покровительству нового чудотворца Русской земли – Святителю Димитрию Ростовскому» [3, с. 63].

А. А. Кириллов воспроизводит и начальные страницы истории города:

«В 1797 году Темерницкая таможня и форштадты крепости Св. Димитрия Ростовского слились в одно поселение, которое тогда же впервые было названо городом; а именно в это время было образование Новороссийской губ., которая разделена была на 12 уездов, причём 12-й назван Ростовским н-Д. уездом с центром управления округа в крепости. Итак, новый город получил наименование Ростова на Дону в честь и имя своего патрона Святителя Димитрия, митрополита Ростовского (Ярославской губ.)» [3, с. 67].

В первых краеведческих исследованиях по истории города встречаем топоним урочище Богатый колодезь (Богатый источник), давший имя поселению, с которого начинался город (на современной карте отмечен как Богатяновский спуск). «По сказанию предания император Пётр Вел., во время азовских походов, не раз посещавший Темерницкий порт, за обилие и качество воды назвал этот источник богатым колодезем» [1, с. 12].Объяснение топонима осталось без изменений и в более поздних работах [4; 5, с. 168–188].

В 1886 году Григорий Христофорович Чалхушьян (1861–1939), присяжный поверенный соседнего с Ростовом города Нахичевани-на-Донупринял участие в конкурсе на лучшее исследование по истории Ростова, объявленном Городским управлением. В своей рукописи «Историческая записка о городе Ростовена Дону» [6], созданной на архивных материалах Нахичеванского магистрата, автор объясняет один из главных городских топонимов.

«При самом городе Ростове, с западной стороны впадает в Дон речка Темерник, называемая в грамотах Екатерины I “Тимирником” и получившая название от известного Темир-Аксака или Тамерлана» [7]. От названия речки произошли и другие топонимы – Темерницкая улица, рынок «Темерник».

В 1909 году небольшим кружком местной интеллигенции (всего 11 человек!) было организовано Ростовское на Дону общество истории, древностей и природы. Создатели Ростовского общества во многом были пионерами в исследовании города, края, в том числе и донской топонимики.

Один из основателей Общества горный инженер Михаил Борисович Краснянский (1873–1944), организатор городского краеведческого музея, писал: «…Ростов –самородок,… Ростов никто не планировал, никто не разрешал к заселению и напрасно будут учёные искать несуществующей грамоты об основании Усть-Темерницкого казачьего городка по правой стороне р. Дона или рыболовного казачьего стана Доломановки наравне с станами Гнилым (стан. Гниловская), Щучьим (станица Елисаветинская) и т. д. – таковых документов нет в природе кроме грамоты Елисаветы от 15 дек. 1749 г. и сенатского указа от 16 дек. 1749 г. о первом официальном поселении на территории Ростова – Темерницкой Таможни» [8].

Значения упомянутых краеведом топонимов частично объясняются им в статье «Прошлое Ростова-на Дону по городским планам» [9, с. 31, 32, 34]. К примеру, Богатый источник и дуб, посаженный Петром Великим, посещавшим Темерницкий порт во время Азовских походов (1695–1696), оставили память о нём в виде Петровской улицы, никогда не менявшей своё название. Неизменным осталось и название Крепостного переулка, находившегося близко к центру бывшей крепости [10, с. 110–112].

В 1940 году Краснянский составил на имя начальника архивного отдела НКВД Ростовской области докладную записку «Об исторических разысканиях о прошлом гор. Ростова н/Д», в которой он представил хронику города с 1637 по 1660 год, связанную с основанием Доломановки [11], ныне отмеченной на карте города как Доломановский переулок.

«С устройством крепости Темерницкая таможня заполняется семействами казаков-доломанов, приглашённых защищать крепость от турецких набегов, и с того времени имя Темерницкой таможни исчезает из официальных бумаг и заменяется названиями“Доломановский форштадт”, “Доломановка”…» [9, с. 32].

Мнения исследователей по поводу происхождения термина «доломан» разделились: Одни считают, что он «означал человека бесприютного, бродягу; другие говорят, что “доломан” происходит от кавалерийской формы, доломан, – что в доломаны был одет один кавалерийский полк на Дону, что этот полк или его части квартировали в Доломановке и сообщили бывшему там рыбацкому поселению это имя. Однако следует отметить, что с именем Доломановка или “доломаны” связано название частей некоторых станиц, где ютились пришлые, беспаспортные люди» [12, с. 101].

К историческим топонимам относятся и названия, оставшиеся в памяти людей, передаваемые из поколения в поколение.

На плане крепости Св. Димитрия Ростовского 1767 года показаны соседние станицы Гнилая Тоня (ныне Гниловская) и Рогов Стан (Александровская) – ныне Александровка – части города…

«…в Новом Ростове возникло целое поселение Нахаловка, возникшее без всякого плана с несоответствующими своему назначению и весьма неправильными улицами и переулками» [13]. Нахаловка – первое название Нового поселения – района современного города.

14 ноября 1779 года императрица Екатерина II подписала грамоту, разрешающую армянам основать свой город возле крепости Димитрия Ростовского. 18 сентября 1894 года в центре Нахичевани-на-Дону (так назвали новый город) на площади, получившей тогда же название Екатерининской, установили памятник с надписью: «Императрице Екатерине II – благодарные армяне» (заменён в 1920-м и в 1925 годах скульптурой Карла Маркса; Екатерининская площадь переименована в площадь К. Маркса) [10, с. 18–19, 23, 24]. Торговый национальный г. Нахичевань-на-Дону с 1929 года стал частью Ростова – Пролетарским районом города.

Пролетарский район как современный топоним противоречит историческому названию, о чём не однажды поднимался вопрос в печати [14], к сожалению, безрезультатно. Сегодня о некогда успешном городе-соседе, соперничавшим с Ростовом, напоминают только Нахичеванский переулок и Нахичеванский рынок.

Во второй половине XIX века улицы Нахичевани назывались по именам, расположенных на них храмов [15]; с разрушением храмов были утрачены и топонимы церковного происхождения. На карте современного Ростова сохранились лишь два – переулок Соборный (до 1992 года он носил имя революционера Подбельского) и Соборная площадь (бывшая Базарная), примыкающие к главному храму города, кафедральному собору во имя Рождества Пресвятой Богородицы – памятнику архитектуры,творению архитектора К. А. Тона.

В 1910 годуна заседании Ростовского на Дону общества истории, древностей и природы был заслушан доклад М. Б. Краснянского о переименовании ряда улиц Ростова: Большого, Среднего и Малого проспектов, Почтового и Никольского переулков. «М. Б. Краснянский сообщил, что вышеуказанным улицам, некоторые из которых являются лучшими в Ростове на Дону, приличествовало бы называться именами тех государственных и общественных деятелей, которые содействовали росту и процветанию города и именами тех государственных и общественных деятелей, которые своими заботами о городе принесли ему пользу» [16]. Исходя из такого мнения М. Б. Краснянский предложил Правлению ходатайствовать перед Городским общественным управлением о переименовании Большого проспекта в Петровский, Среднего в Елизаветинский, и Малого в Екатерининский, а переулки: Почтовый назвать Байковским, а Никольский –Мордовцевским [17].

Однако это предложение тогда не нашло поддержки, а последующие революционные события и вовсе изменили карту города.

Так, к примеру, главный проспект города – Большой – после 1911 года в связи с убийством П. А. Столыпина стал называться Большим Столыпинским [5, с. 255], в 1923 году был переименован в Ворошиловский [18], в 1958–1970 годах он носил имя К. Маркса [19], а затем снова стал Ворошиловским.

Появились в Ростове улицы не только с именами революционных лидеров и террористов (к примеру, переулок Халтуринский), но и Моировская, Кимовская, Ликбезовская, Крайсовпрофовская, переулки Боновский, Подпольный и даже тупик ОГПУ..

Утрата исторической памяти новым поколением наглядно проявляется в городской топонимике.

«Исторически сложилось так, что при проектировании и строительстве Ростова-на-Дону улицы города были проложены параллельно Дону, а переулки (дословно – “пересекающие улицу”) и проспекты – перпендикулярно» <…>. В городе-соседе Нахичевани-на-Дону улицы также шли параллельно Дону, линии же… – в перпендикулярном направлении. И на то было высочайшее разрешение императрицы Екатерины II» [20].

Например, проспекты Богатяновский и Таганрогский (ныне Будённовский), переулок Нахичеванский ниже Старо-Почтовой именовались соответственно Богатяновским, Таганрогским и Крепостным спусками.

«Незнание истории родного города ростовскими чиновниками приводит к различным ляпсусам и казусам, особенно когда изготавливаются таблички на домах» – писал краевед Михаил Алексеевич Вдовин (1930–2013)... “Переулок Островский”. Но ведь пролетарского писателя звали Николаем Островским! “Улица Нижнегородская”. Но ведь всегда это был Нижнегородский спуск! <…> Более двух столетий в Нахичевани были линии Верхняя Нольная и Нижняя Нольная – на вновь прибитых табличках уже в ХХI в. значатся “ул. Верхненольная” и “ул. Нижненольная” <…> И, наконец, кто и когда сочинил, изготовил и прибилна домах по всей Нахичевани таблички “ул. 1-я линия”, “ул. 2-я линия” и т.д., вплоть до “ул. 49-я линия”? <…> Не пора ли наводить порядок? Чтобы люди знали историю родного города – где улица, где проспект, где переулок, где спуск; чтобы знали, что улица с улицей пересекаться не может – но лишь с проспектом или переулком!» [20]

В начале 1990-х годов историк и краевед Владимир Сергеевич Сидоров (1936–2006) напомнил современникам об Андрее Матвеевиче Байкове, городском голове, «устроителе и преобразователе» города [21, с. 110–130]. О том, что память Байкова в старом Ростове «была почтена…Байковским хутором (в районе нынешнего мясокомбината), Байковской улицей на Темернике (ныне Республиканская), Байковским бульваром, Байковским мостом, пароходом “Андрей Байков”» [21, с. 129]. Сидоров выступил в газете «Утро» со статьёй, где … предложил назвать именем Байкова один из старых городских районов, по его мнению «обречённых на переименование». После газета поместила два отклика. «Первый (“Кабинетные выдумки делу не помогут”) принадлежит известному ростовскому журналисту: “Никакой исторической мотивировки не увидят нынешние (да и будущие) поколения ростовчан в переименовании Ленинского района в Байковский…” Второй (“Почему так быстро вырос чертополох?!”) … откликнулась учительница с 20-летним стажем: “Почему меня хотят заставить уважать какого-то городского голову А. М. Байкова, атамана С. Ефремова и не уважать В. И. Ленина, С. М. Кирова, Ю. А. Гагарина?”. Таков уровень понимания проблемы», – с горечью констатировал В. С. Сидоров, определяя суть её как «ген большевизма» [21, с. 130; 22].

Спустя 20-летие память о Байкове возвратилась в жизнь Ростова. В 2013 году на Большой Садовой вблизи здания администрации города ему был поставлен памятник, весьма отдалённо напоминающий историческую личность [10, с. 128–129].

Большая Садовая – одна из главных улиц, которой вернули её историческое название (в 1920–1992 годах – ул. Энгельса) [19, с. 206].

Самый большой зелёный массив старого Ростова занимали три сада: генерала Краснощёкова (в Генеральной балке в долинеТемерника), смежный с ним Комендантский (район бумажной фабрики и переулка Согласия) и Золотарёва (против устья балки на правом берегу Темерника). За зелёные места шла борьба между жителями, даже между братьями. Так, братья Войцеховские долго не могли разделить свои владения в этом районе,а когда помирились, назвали улицу, упиравшуюся во владения купцов Панченко, Бочарова и Новосельцева улицей Согласия (ныне переулок), а переулок, на который выходили их дома, – Братским [12, с. 120–121]. Просхождение этих названий связано с историей озеленения степного города и их не тронуло время. Кстати, «при пересечении улицы Согласия с переулком Халтуринским по нечётной стороне на одном угловом доме табличка: “пер. Согласия”, на другом – “ул. Согласия”» [20].

В целом же карта города отражает советскую историю.

С конца 1950-х и в первой половине 1960-х годов в связи с общественным подъёмом периода «оттепели, и с переходом определённого поколенческого рубежа (юноши и девушки, не знавшие войны, вступали во взрослую жизнь)» ростовские власти занялись увековечением памяти событий и героев Великой Отечественной войны [23].

В 1945–1953 годах практика переименований ещё не была чётко регламентирована и происходила, как правило, стихийно. В 1958 году был составлен перечень всех переименованных улиц. Значительное число их получили имена героев войны, связанных с Ростовом и областью: Васильченко, Югова, Малюгиной, Текучёва, Юфимцева (большинство – бойцы Ростовского стрелкового народного ополчения, давшего имя площади Ростовского стрелкового полка народного ополчения) [10, с. 100–101].

В 1958 году в Змиёвской балке (она получила это имя от землевладельцев Змиёвых, служилых людей в крепости св. Димитрия Ростовского) на месте массовых расстрелов мирных граждан в 1942 году был установлен первый памятник жертвам фашизма; в мае 1975 года на его месте сооружён мемориальный комплекс – памятник истории местного значения. В последние десятилетия благодаря ростовским краеведам, составившим поимённый список погибших [24], в общественном сознании произошла переоценка этого исторического памятника как места самого массового уничтожения еврейского населения на юге России [25].

В 1961 году был установлен памятник Вите Черевичкину, ростовскому пионеру-герою, а в 1965-м его имя получилодин из городских парков [26; 10, с. 43]. Память о героях Великой Отечественной войны закрепляли, переименовывая старые улицы и давая названия новым: в 1962 году появилась улица Герасименко [27], в 1965-м – улицы Чапчахова, Гаккеля, Бондаренко, Евдокимова, Сержантова, Кулагина, Арефьева, Горбачёва, Богданова [28].

В 1960-е годы в популяризацию имён героев Великой Отечественной войны и в целом в донскую топонимику внёс вклад своей книгой «Их именами названы улицы Ростова» историк Александр Глебович Терещенко (1924–2017) [29].

На фото А. Г. Терещенко

В 1980-е годы эстафету принял журналист Степан Дмитриевич Швецов (1918‑1989). В газете «Вечерний Ростов» он публиковал свои очерки под рубрикой «Ростовские улицы: из прошлого».

В 1990-х ‑ начале 2000-х годов в той же газете под рубрикой «Их именами названы улицы нашего города» публиковались многочисленные статьи краеведа Бориса Петровича Агуренко(1934–2003).

Краеведческие материалы по городской топонимике Ростова-на-Дону доступны на сайте «Донской временник. Краеведение Ростовской области» [30]. Справочник «Ростовские улицы» – проект отдела краеведения Донской государственной публичной библиотеки пополняется материалами из фонда библиотеки. Это полнотекстовые статьи с библиографическими ссылками.

В начале 1990-х годов в Ростове разрешили прописку на дачах в садовых домиках. В декабре 1994-го при городском управлении культуры была создана комиссия по переименованиям, которая занялась придумыванием названий для новых улиц на территории садовых товариществ. На заседания комиссии приглашались представители общественности, благодаря которым на карте города появились улицы Терновая, Взлётная, Вертикальная, Горизонтальная, переулки Лихой, Ледяной, Вечерний, Исходный [31].

Среди «достижений» топонимического словотворчества названия улиц на территории садового товарищества «Салют» в Октябрьском районе города – они все Залповые (1-я, 2-я и т. д.), а переулки – Гулкие (1-й, 2-й).Но это лишь «цветочки»!

На фото С. Д. Швецов

Любитель путешествий, изучая карту Ростова-на-Дону, сделал для себя удивительные открытия: «…Сочетание географического романтизма, советского ура-индустриализма, пережитков дореволюционного консерватизма, традиционной многонациональности и южного положения города – всё это создаёт поразительную картину! Пожалуй, из известных мне городов по числу занятных топонимов с Ростовом-на-Дону мог бы сравниться только Нижний Новгород. Но – сравниться, не превзойти» [32].

Не поленившись, он разделил топонимы города на четыре части под названиями: 1-я: «Муза дальних странствий» (среди 16 названий – две Донские улицы, Алеутская и Приамурская, Тихого Дона и Каракумская); 2-я:«Великие личности» (среди 12 названий – Писательская улица и площадь Рыбака); 3-я: «Мы наш, мы новый мир построим!» (в числе 37 наименований – Инициативная, Кадровая, Краеведческая и Культурная, Передовая и Планетная улицы, Кислородный, Ликбезовский и Отечественный переулки); 4-я: «Оздоровительная» (здесь Богатырский и Больничный переулки, Амбулаторная и Лечебная улицы, площадь Здоровья, а также улица Бодрая, которая, по иронии судьбы, ведёт к городскому кладбищу).

О каком сохранении исторической памяти может идти речь с такой топонимикой?!

Между тем городскую межведомственную комиссию по наименованиям общественно значимых мест, установке памятных знаков, увековечению имён выдающихся людей и памятных событий в Ростове-на-Дону (таково её полное официальное название) похоже эта ситуация не волнует. Почти за 25 лет своей деятельности при городском управлении культуры комиссия последовательно отстаивает позицию сохранения памяти о советском времени, особенно в части наименования улиц. При этом нередко происходит это формально без учёта вклада личности в историю в свете вновь открывшихся фактов и документов.

На фото Б. П. Агуренко

Так, например, в 2002 году в Ворошиловском районе города появился переулок, названный в честь Бориса Владимировича Лунина, партийного функционера от краеведения, замаравшегов 1930-е годы память своих учителей-краеведов [33].

Вновых микрорайонах города улицы называются именами Героев Советского Союза и знаменитых современников. Например, Платона Кляты, Петренко, Андреева – в Суворовском; Жданова, А. И. Солженицына, маршала Г. К. Жукова – в Левенцовском. При этом непонятно, о каком Петренко, Андрееве или Жданове идёт речь. Несомненно, что в целях сохранения исторической памяти на доме в начале улицы должна быть помещена табличка с информацией о личности, именем которой названа улица.

Но почему мы говорим только о советской истории? Почему считаем правомерным в названиях улиц увековечивание людей исторически не связанных с городом (например, Карла Маркса – площадь в Пролетарском районе, или Баумана –улица в Ленинском и Кировском районах)?

«Бауман здесь, как Ленин был в Новочеркасске на постаменте из-под Платова», – отметил В. С. Сидоров. Раньше эта улица называлась Воронцовской в честь начальника Новороссийского края графа Михаила Семёновича Воронцова, много сделавшего для города. Надо бы восстановить справедливость» [34].

Трудно не согласиться с краеведом В. С. Сидоровым: «Прошлое всегда живёт в настоящем <…> сегодня необходима ревизия, инвентаризация фактологии в нашей науке, так как политизированная советская история долгое время занималась сепарацией и селекцией фактов» [35].

К сожалению, относительно переименований, сделанных в советское время, позиция комиссии – однозначна: не трогать! не переименовывать!

В составе комиссии более двух лет уже нет представителя Ростовского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (неудобен!), нет заботливого историка города, краеведа, которому дорога историческая память.

На мой взгляд, сегодня такой ситуацией создана угроза замечательной особенности топонимики – оживлять историю города, пробуждая интерес к краеведению в каждом новом поколении.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Цит. по: Крещановский Л. Историческая записка о Покровской церкви в Ростове на Дону» (1784–1907). 3-е изд., испр. и доп. Ростов н/Д., 1907.

2. Степаненко Н. А. Донской епархиальный церковно-исторический комитет // Дон.временник. Год 2004-й. С. 122–126; Агафонов А. И. Андрей Александрович Кириллов (1856–1952) // Там же. Год 2006-й. С. 164–168.

3. Кириллов А. А. Провиденциальное значение наименования укрепления при Богатом источнике крепостью Св. Дмитрия Ростовского // Зап. Рост. н/Д. о-ва истории, древностей и природы. Т. 2. Ростов н/Д., 1914.

4. Чеботарёв Б. В. Очерк о начальном периоде истории г. Ростова-на-Дону и окрестных селений // Из истории Дона. Ростов н/Д., 1956. С. 53.

5. Сидоров В.С. Энциклопедия старого Ростова и Нахичевани-на-Дону. Т. 2. Ростов н/Д., 1994.

6. Чалхушьян Г. Х. Историческая записка о городе Ростове-на-Дону // Дон.временник [Годы 1999–2003] / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов н/Д., 1998–2002. При жизни автора увидели свет лишь 14 глав приложением к газете «Юг» за 1893–1894 годы. – Л. Ш.

7. Чалхушьян Г. Х. Указ.соч. // Дон. временник. Год 2000-й. С. 148.

8. ГАРО. Ф. Р-2613. Оп. 1. Д. 1. Л. 1. Цит. по: Лукьяшко Е. П. Михаил Борисович Краснянский // Дон.временник. Год 2003-й. С. 99.

9. Краснянский М. Б. Прошлое Ростова-на Дону по городским планам // Зап. Рост. н/Д. о-ва истории, древностей и природы. Т. 1. Ростов н/Д., 1912.

10. Беленький Г., Редьков Н. Памятники монументального искусства города Ростова-на-Дону. Ростов н/Д. : Дон.издат. дом, 2016.

11. ГАРО. Ф. Р-2613. Оп. 1. Д. 14. Л. 18–22; Лукьяшко Е. П. Указ.соч. С 101.

12. Тарасов А. Н. У Лукоморья :ист. очерки и рассказы о Нижнем Доне и Ростове Донском. Ростов н/Д. :Обл. кн. изд-во, 1940.

13. Чалхушьян Г.Х. Указ.соч. // Дон. временник. Год 2003-й. С. 165.

14. Ларцев Н. «Пролетарской» шестёренкой по улью всей Нахичевани // Нахичевань-на-Дону. 2001. 27 июня. С. 3; Мнения ростовчан насчёт Нахичевани разделились сейчас примерно поровну : [о дискус. по поводу переименования Пролетар. р-на в Нахичеванский] // Веч. Ростов. 2001. 27 дек. С. 2.

15. Халпахчьян О.Х. Архитектура Нахичевани-на-Дону. Ереван :Айастан, 1988. С. 31.

16. Протоколы правления [Рост. н/Д. о-ва истории, древностей и природы. № 14 от 16.11.1910 г., п. 4 ] // Зап. Рост. н/Д. о-ва истории, древностей и природы. Т. 1. С. 271.

17. Краснянский М. Б. Уроженец Дона писатель Даниил Лукич Мордовцев. 1830–1905 гг. Зап. Рост. н/Д. о-ва истории, древностей и природы. Т. 2. С. 49–59.

18. Швецов С. Д. Ворошиловский проспект // Веч. Ростов. 1984. 8 июля. С. 3.

19. Лобжанидзе В., Кустов В., Лаптев Г. Путешествия по старому Ростову. Ростов н/Д. : Дон.издат. дом, 2003. С. 206.

20. Вдовин М. А. Заплутавшие в названиях // Дон.временник. Год 2006-й. С. 209.

21. Сидоров В. С. Энциклопедия старого Ростова и Нахичевани-на-Дону. Т. 1. Ростов н/Д., 1994.

22. Сидоров В.С. Ген большевизма // Собр. соч. / Сидоров В. С. Т. 3 : Ягода на терновом венце. Ростов н/Д., 2001. С. 409–414.

23. Хандожко Р. И.Мемориализация Великой Отечественной войны в городских муниципальных практиках: упорядочение захоронений, монументальная коммеморация, топонимика (Ростов-на-Дону, 1943–1965) // Коренной перелом в Великой Отечественной Войне : к 70-летию освобождения Дона и Северного Кавказа: материалы междунар. науч. конф., г. Ростов-на-Дону, 6–7 июня 2013 г. Ростов н/Д., 2013. С. 413–416.

24. Книга памяти // Ростов офиц. 2012. 20 июня. С. 8–13.

25. Мовшович Е. В. Холокост в Ростовской области: уничтожение евреев на Нижнем Дону и в Восточном Приазовье //Дон.временник. Год 2002-й. С. 81–84; Волошинова Л. Ф. История и современность Змиёвской балки //Дон.временник. Год 2013-й. Вып. 21. С. 212–214.

26. ГАРО. Ф. 1817. Оп. 4. Д. 1072. Л. 175.

27. Там же. Д. 881. Л. 76.

28. Там же. Д. 1074. Л. 32; Д. 1072. Л. 173.

29. Терещенко А.Г. Их именами названы улицы Ростова. Ростов н/Д. : Кн. изд-во,1969. 133 с.

30. Ростовские улицы : ист. справ. / Донская гос. публич. б-ка ; сост.: М. Б. Мартиросова. Ростов н/Д., 2018. URL:http://www.donvrem.dspl.ru/archPlaceArt.aspx?pid=12

31. Медведев С. От морга к кладбищу шагаем бодренько // Газ. Дона. 2000. 16 марта. С. 9.

32. Занимательная топонимика. Ростов-на-Дону. URL: https://varandej.livejournal.com/98241.html

33. Штавдакер Л.А. «Археологический писатель» Борис Лунин : (Из истории краевед.движения 1920–1930-х гг.) // Шестые всероссийские краеведческие чтения. Москва – Можайск, 1–2 июня 2012 г. М., 2013. С. 150–158.

34. Сидоров В. С. Память поля, или Я шагаю по Ростову // Собр. соч. / Сидоров В .С. Т. 3. Ростов н/Д., 2001. С. 429, 431.

35. Сидоров В. С. «Я воспринимаю историю как вещь необычайно печальную» // Собр. соч. / Сидоров В. С. Т. 3. С. 423–425.




 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"