Донской временник  
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 

Донской край в целом / Морозовский район Ростовской области / История городов

Михаил Николаевич Луночкин

МОРОЗОВСК И ЧЕРНЫШКОВСКИЙ СВЯЗАНЫ ОБЩЕЙ ИСТОРИЕЙ

Сообщение на краеведческих Покровских чтениях в Морозовске 12 октября 2006 г.

Расположенные на расстоянии трёх десятков километров друг от друга, эти два населённых пункта имеют общую историю. Морозов и Чернышков административно входили в состав Второго Донского округа Области войска Донского, многие казаки этих хуторов служили в 6-м донского казачьего генерала Краснощёкова полку первой очереди.

Почти в одно время морозовцы и чернышковцы стали хлопотать об изменении хуторского статуса на станичный. Однако первая мировая война помешала осуществиться чаяниям чернышковцев, а вот Морозову повезло.

Огромное влияние на экономическое развитие двух поселений оказала Юго-Восточная ж.д., строительство которой началось в 1890 году.

Во времена октябрьских событий в Петрограде население станицы Морозовской и хутора Чернышкова раскололось на два лагеря. Атаман Морозовской Яков Иванович Иванов даже предпринял попытку ареста членов чернышковского ревкома.

В Чернышковском и Морозовской были созданы отряды красной гвардии, позднее эти воинские соединения свели в Морозовско-Донецкую, а затем в 38 дивизию РККА. Дивизия отличилась при защите Царицына и заслужила в награду Красное знамя.

В книге «Красный террор в годы гражданской войны» помещены документы Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков. Комиссия, созданная 20 мая 1919 года в Екатеринодаре, состояла при главнокомандующем Вооружёнными силами Юга России. В этом своеобразном реестре злодеяний встречаются документы, где зафиксированы факты гибели невинных жертв среди мирного населения и военных (белых) Юга России, в том числе и на территории Второго Донского округа Области Войска Донского. [1]

«5 июля в станице Морозовской погребено 200 трупов, преимущественно местных жителей, замученных большевиками. В числе жертв 10 женщин, 3 священника: о[тец] Николай Попов, о[тец] Агафон Горин, о[тец] Александр Карапчов и отец, мать и сестра полковника барона Медема. Несчастные жертвы были страшно изрублены и все, за исключением женщин, обнажены».[2] Упомянутый в числе жертв — протоирей Николай Попов, священник Иоанно-Богословской церкви (х. Верхний Гнутов Чернышковского района), казнённый 26 марта 1919 года. С приходом белых казаки-прихожане похоронили своего настоятеля в ограде его храма. 17 июля 2006 года Синод Русской православной церкви канонизировал о. Николая, причислив к лику священномученника [3]. Ныне его мощи хранятся в волгоградском Свято-Духовом монастыре.

«Требую именем революции и от лица измученного казачества прекратить политику его истребления» писал В. И. Ленину из Саранска 31 июля 1919 года красный казак Филипп Миронов, приводя факты жестокости и бесчеловечности действий Морозовского ревкома. [4]

В приказе-воззвании по Донскому корпусу (Саранск 22 августа 1919 г.) Миронов ещё раз упоминает об этих трагических событиях: «...В ст. Морозовской ревком зарезал 67 человек. Эти злодеи приводили людей в сараи и здесь пьяные изощрялись над людьми в искусстве ударов шашкою и кинжалом. Всех зарезанных нашли под полом сарая»» [5].

Эти факты подтверждаются и в докладе члена казачьего отдела ВЦИК М. Данилова от 1 июля 1919 года, который работал тогда в Морозовском районе. [6]

Население этого района переживало невероятный кошмарно-кровавый период, во всей совокупности представляющий из себя истребление казачества от 45 лет и далее, без ограничения годов — «истреблять поголовно». Это была «резолюция» членов ревкома ст. Морозовской под председательством некоего Богуславского и членов районного ревкома Трунина, Капустина, Толмачёва, Лысенко и других. Способ проведения этой резолюции в жизнь был таков: по окончании занятий в учреждениях некоторые члены ревкома, как Богуславский, Трунин, Капустин и др., собирались по вечерам на квартире Богуславского и с залитыми до очертенения вином глазами приходили в полные агонии, творили невероятные оргии, а по окончании их приводили из местной тюрьмы казаков и занимались практикой на них, как обучению стрельбы в этих казаков, рубка шашкой, колка кинжалом и т. д. …Когда открылась кровавая работа этих типов, то оказалось, что такая расправа учинялась без суда и следствия.

По приговору трибунала 8 мая 1919 г. Богуславский, Трунин и Капустин были расстреляны.[7]

Гражданская война окончилась поражением белых, но не все сложили оружие. Многие казаки ушли в ряды повстанческих отрядов Ф. Лысова, П. Филиппова [8] и других. Действовали они на территориях современных Морозовского и Чернышковского районов. Советская власть приняла меры по их разгрому; в этих акциях принимали участие отряды морозовского и нижнечирского ЧОНа и сотрудники донской милиции из окружной станицы Морозовской.

В первые годы становления Советской власти три округа Войска Донского вошли в состав Царицынской губернии. 25 апреля 1921 года хутора Верхний Гнутов, Лозной, Воробьёв, Ёлкин, Красноярский, Фирсов, Филатьев, Соколов, Рязанкин, Асеев, Нижний Гнутов, Басакин, Бирюков и Алёшкин (нынешний Чернышковский р-н) вошли во вновь образованный Морозовский округ, но через некоторое время они были вновь переданы Царицынской губернии. [9].

18 июля 1942 г. исполняющий обязанности заместителя оперативного управления Генштаба Красной Армии генерал-майор Тетёшкин представил Верховному Главнокомандующему оперативную сводку за №199 о положении на фронте, которое сложилось на 8.00 18 июня 1942 года: «...разведкой установлено, что Морозовский занят противником силою до двух батальонов и ротой танков» [10].

За день до описываемых событий, т.е. 16 июля, в оперативной сводке штаба 62-й армии по состоянию на 21.00 было зафиксировано, что в 20.00 один из разведотрядов столкнулся с противником в Морозовской и подбил три танка и три противотанковых орудия противника, после чего отошёл в район Верхнего Гнутова.

Из этого следует, что сплошной линии обороны не было, а по линии фронта действовали арьергардные заслоны. Вот что об этом эпизоде отмечено в дневнике боевых действий Генерального штаба сухопутных войск Германии на этот день, 17 июля 1942 г. об обстановке в полосе групп армий «А» и «Б»: Части <...> и силами 29-й мотопехотной дивизии захватили плацдарм южнее Морозовского. На аэродроме Морозовский захвачено или уничтожено 50 самолётов противника, 20 из них в исправности» [11].

17 июня немецкие войска вторглись на территорию Сталинградской области. Многие историки полагают, что произошло это на стыке Морозовского и Чернышковского районов (полоса хуторов Александров и Верхний Гнутов).

В воздухе господствовала немецкая авиация, но малочисленные советские авиационные подразделения продолжали бомбить противника и прикрывать части Красной армии, отступавшие из-под Ростова. Жители Чернышковского и Морозовского районов стали свидетелями воздушных боёв. 17 июня экипаж самолёта 275 бомбардировочного авиаполка 270 дивизии «пропал без вести 17 июля 1942 года в районе Морозовского р-на Сталинградской области» (ошибка — Ростовской области — М Л).

После выполнения боевого задания — бомбёжки объектов под Морозовском бомбардировщик лёг на обратный курс, но появились истребители противника и подбили его. Однако борт дотянул до Чернышковского района, где рухнул на колхозном поле между хуторами Верхний Гнутов и Соколов. Лётчик сгорел в кабине, а два члена экипажа спрыгнули с парашютами. Один остался жив и предпринял попытку вернуться в часть с отступающими частями; другого — стрелка-бомбардира, старшину Лигоша (Лигуша) Сергея Сергеевича расстреляли в воздухе [12].

Чернышковский казачий музей предпринимает попытку установить фамилии членов экипажа бомбардировщика.

Немцам удалось вклиниться в пределы Чернышковского района, но бои ещё продолжались и на территории Морозовского. Морозовский район был полностью оккупирован 22 июня, а спустя два дня — Чернышковский.

В станице Морозовской немецкое военное командование использовало аэродром по прямому назначению, а в Чернышковском устроило новый, полевой, — так называемый аэродром подскока. Его в основном использовали в случае незапланированной посадки — когда заканчивалось горючее или самолёт оказывался неисправным. На обоих аэродромах базировались бомбардировщики, которые бомбили Сталинград и глубокие тылы русских.

В районе Камышина 8 сентября 1942 года был сбит бомбардировщик «Хейнкель-111» авиаотряда № 100 50-й авиаэскадрильи. Один из членов экипажа — лейтенант, лётчик-наблюдатель Рольф Бюкес был захвачен в плен. 24 сентября, на допросе, он сообщил, что его 50 эскадрилья бомбардировщиков «Хейнкель-111» прибыла на восточный фронт в мае 1942 года и на данный момент базируется на аэродроме близ Морозовской. На аэродроме — только бомбардировщики. За время май — сентябрь эскадрилья потеряла 14 бомбардировщиков с экипажами. [13]

Войска Юго-Западного и Донского фронтов 19 ноября перешли в контрнаступление по плану «Ураган», утверждённому Ставкой Верховного Главнокомандования. В сталинградском кольце оказалось 330 тысяч немецких солдат и офицеров.

Положение окружённых частей 6-й армии Ф. Паулюса сказалось и на моральном духе немецких солдат. Агентура НКВД, оставленная в Чернышковском районе, доносила об этом в своих донесениях. «Потери под Сталинградом действуют на немцев удручающе».

Полевая комендатура, дислоцировавшаяся в хуторе Грузинов Морозовского района, курировала Чернышковский район. В ноябре месяце 1942 года она издала ряд постановлений, устанавливающих жёсткий оккупационный режим для населения района.

Целью постановлений являлась борьба с партизанами и с советскими патриотами, действовавшими в тылу противника, выявление коммунистов, комсомольцев и всех неблагонадёжных элементов.

19 декабря 1942 г. в Чернышков прибыл полевой комендант полковник Юнглинг и провёл совещание со старостами сельхозкомендатур. На совещании он огласил два постановления, которые поручали полевым и местными комендатурам расследовать все преступления, направленных против германских вооружённых сил, или нарушающие интересы подведомственных германских учреждений, а также наказывать преступников. Районные и сельские управы были обязаны немедленно ставить в известность о преступлениях военные германские учреждения. По сути, эти постановления несли населению пытки и смерть.

Полковник Юнглинг просил старост и полицию оказывать всемерную помощь германским властям и их союзникам. Благодарил, что в эти тяжёлые дни они не бросили своих постов и вместе с немецкими частями борются за порядок в тылу.

Бороться за порядок в тылу должен был и создаваемый в Чернышковском районе антисоветский казачий отряд. Занимался этим бывший казачий подъесаул Андрей Романович Чернышков, который объявился в районе с приходом немцев. Полномочия он получил от штаба Войска Донского, созданного в 1942 году в Новочеркасске. Ему удалось завербовать в отряд 49 казаков, но мощное контрнаступление Красной Армии под Сталинградом сорвало действия отряда (позднее отряд ушёл с отступающими немецкими войсками). Андрей Романович появлялся и в Морозовске, с теми же с полномочиями «атамана Второго Донского округа». Агенты НКВД зафиксировали появления на улицах станицы людей в казачьей форме [14].

Как на практике реализовывались эти постановления, видно из акта злодеяний немецко-фашистских оккупантов над одним из жителей хутора Александров Чернышковского района Сталинградской области: «15 декабря 1942 года, неизвестной немецкой частью был арестован Чимирис Иван Емельянович, 1910 года рождения за то, что им было взято из колхозных амбаров пять чувалов (мешков — М Л). хлеба, который был собран колхозниками для семян, немцы же стали выбирать зерно из амбаров для своей армии. Чимирис И. Е. решил взять зерно из амбаров с целью не дать немцам вывезти колхозный хлеб. За это его три дня держали под охраной в сарае. При допросе подвергали избиениям, выбили все зубы. Затем Чимирис И. Е. вывезли в станицу Морозовскую Ростовской области, где расстреляли в присутствии Фёдорова Ивана Павловича, которому немцы вручили одежду расстрелянного и приказали везти её в хутор Александровка, показать гражданам и сообщить им о расстреле Чимириса» [15].

С завершением операции по окружению группировки войск 6-й армии Паулюса Чернышковский и Морозовский районы вновь замелькали в оперативных сводках. 8 декабря 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования приказала 5-й ударной армии во взаимодействии с 5-й танковой армией уничтожить нижнечирскую и тормосиновскую группы противника и ни в коем случае не допустить прорыва противника из района Тормосин — Нижне-Чирская на соединение с окружённой группой противника в районе Сталинграда.

Однако немцы решили нанести деблокирующий удар со стороны Котельникова. В тоже время тормосиновская и чернышковская группировки служили преградой наступающим частям Красной Армии: они прикрывали Морозовскую с востока. Командование противоборствующих сторон придавало огромное значение Морозовской как важному стратегическому пункту с огромными складами боепитания и продовольствия, с железнодорожным узлом и аэродромом.

Несколько раз наши районы упоминались в приказах Гитлера. В приказе от 27 декабря 1942 года «О дальнейших боевых действий на южном фланге Восточного фронта» группе армий «Дон», группе армий «А», группе армий «Б» было дано распоряжение:«Для дальнейших боевых действий на южном фланге Восточного фронта я приказываю следующее… Севернее Дона важно сохранить за собой или же вернуть аэродромы Морозовская — Тацинская. Дуга Дон — Чир — Потёмкинская до Ярского (хутор Чернышковского района — М Л). может быть отведена в отсечную позицию, с тем, чтобы избежать охвата»[16] Несмотря на яростное сопротивление врага, в начале января был освобождён Чернышковский, а затем и Морозовский районы.

В годы «развитого социализма» социалистические соревнования организовывались по всякому поводу: «За 50 Красных звезд на комбайне», «15 трудовых гвардейских декад в честь 30-летия Победы», за достойную встречу XXV съезда КПСС… Коллективные соцобязательства, договора на соцсоревнование чернышковцы традиционно заключали и с соседями: с Суровикинским районом Волгоградской области и Морозовским Ростовской.

В декабре 1953 года была образована Каменская область, куда вошли Морозовский и Чернышковский районы, но в ноябре 1957 году область упразднили, и Чернышковский район вновь вошёл в состав Волгоградской области.

В настоящее время в Морозовске действует кадетский казачий корпус им. А. В. Суворова, в котором обучались и обучаются потомки казаков бывшего Второго Донского округа Области войска Донского.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
  1. Красный террор в годы Гражданской войны. По материалам Особой следств. комис. по расследованию злодеяний большевиков : [сб. докум.] / под ред. д. ист. н. Ю. Г Фельштинского и Г. И Чернявского. М., 2004. С. 136, 154, 261-262, 275.
  2. Там же. С. 275.
  3. Решетова Н. А. Духовное восхождение // Донской временник. Год 2007-й. С. 121-124.
  4. Филипп Миронов. (Тихий Дон в 1917-1921 гг.) Документы и материалы. / под. ред. В Данилова, Т. Шанина. М., 1997. С. 255, 259.
  5. Там же. С.317.
  6. Там же. С. 225-226.
  7. Там же. С. 701.
  8. Луночкин М. Цимлянская сторонка. История Чернышковского района. Волгоград, 2001. С. 174-188.
  9. Там же. С. 191.
  10. ЦАМО РФ. Ф.1. Оп.1072 Д. 7. Л. 158-164.; Сталинградская битва. Хроника, факты, люди. В 2 кн. М.,: ОЛМА-ПРЕСС. 2002. Т. 1. С. 214-215.
  11. Сталинградская битва. Хроника, факты, люди. Т. 1. С. 202.
  12. Чернышковский казачий музей. Ф. 12. Оп. 1. ед. хр. 28 «Переписка».
  13. ЦА ФСБ РФ. Ф. 14. Оп. 4. Д. 912. Л. 178-181 об.
  14. Архив УФСБ по Волгоградской области. Ф. 10. Д. 89.
  15. Зверства немецко-фашистских захватчиков в районах Сталинградской области, подвергшихся немецкой оккупации. Документы. Под ред. А. С. Чуянова. Сталинград. Обл. кн. изд-во, 1945. С. 53 54.
  16. Сталинградская битва. Хроника, факты, люди.. Т. 2. С 293.



 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2019 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"