Донской временник Донской временник Донской временник
ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК (альманах)
 
АРХИВ КРАЕВЕДА
 
ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ
 

 
Чарпухова В. К. Таврида// Донской временник. Год 2013-й . URL: http://www.donvrem.dspl.ru//Files/article/m1/10/art.aspx?art_id=1247

ДОНСКОЙ ВРЕМЕННИК. Год 2013-й

История Миллеровского района

Таврида

120 лет со дня основания немецкой колонии

В 1893 г. на нынешней территории Миллеровского района Ростовской области в балке Рогалик была образована немецкая колония Таврида. Её основали немцы - лютеране, выходцы немецких колоний Таврической губернии Нойманталь, Альтманталь, Шидлово, Нассау, Андребург, Фридрихсфельд, Алтнассау, в основном молодые семьи, предки которых в 1804 г. прибыли из Польши по приглашению Российского правительства.

В нашем крае колонисты сразу увидели новую родину, то место, где можно строить семьи, рожать и растить детей, работать и быть счастливыми. Судя по тому, как они обустроились видно, что немцы пришли не временщиками, а истинными хозяевами, полюбили землю, как будто сами родились и выросли на ней.

Земли, около 3000 дес. [1], использованные ранее для выпаса овец, были куплены у помещика Льва Тарасова, находились на левом берегу реки Рогалик, в 25 км от г. Миллерово и в 1 км от с. Рогалик.

Первые дома новых жителей были построены из мела, самого доступного местного материала. Затем переселенцы организовали свой собственный кирпичный завод и черепичное производство. Дома тавридовцев, с обеих сторон оштукатуренные, были сухими, термостойкими и служили долгие годы, казались добротными и завидными. Метровая толщина саманных стен, сохраняла хорошо тепло зимой и не давала летнему зною проникнуть внутрь строения; полы и потолки сделаны из дерева; 4 больших двадцатиметровых комнаты с большими окнами; в стены вмазаны шкафы для посуды и одежды; кровати, стулья, диваны сделаны из дерева и окрашены краской.

Колонка состояла из одной улицы, два ряда домов тонули в зелени деревьев. Вдоль ровной линией тянулись высокие земляные тротуары, вымощенные камнем, которые особо активно использовалась во времена весенней и осенней непогоды. А летом раскидистые акации и тополя давали пешеходам тень и прохладу.

Дворы у всех одинаковые: 20 сажень(1 сажень = 2,1 м) ширины и 120 длины. Перед двором цветник. На одной стороне стоял вытянутый дом. Под продолжением его крыши располагались конюшня и коровник, затем следовал сарай для телег и хозяйственного инвентаря. Напротив дома стояла летняя кухня. На заднем дворе - большое гумно, а рядом высокие соломенные скирды и сушёный навоз, используемый зимой для отопления домов. Во дворах аккуратных хозяев и на улицах села не было ни одной соринки!

Сады - конек жителей Тавриды. Каждый стремился сделать его неповторимым. Ухаживали за деревьями, как за малыми детьми и получали очень богатые урожаи яблок, груш, слив, абрикос, вишни. Был еще и общинный арендованный сад, господский, в бывшем имении Льва Тарасова.

Из ремесленников в Тавриде были плотник, кузнец, сапожник. Появилась также лавка, две плотницких, существовала торговля сельскохозяйственными машинами (хозяин В. Решке).

За несколько лет до Первой мировой войны построена В. Решке и Г. Шамей современная паровая мельница. Мельнице же принадлежала квартира для мастера, жилье для клиентов и места для их упряжи. Во время Первой мировой войны каждая солдатка из соседнего Рогалика получала ежемесячно 16 кг [1] хлебной муки от мельницы в подарок, а семьи бедняков мололи муку бесплатно. Двухэтажное здание, побеленное мелом, стояло на краю колонии. Мельница служила еще долгие годы после выселения немцев. В 70-е годы была переоборудована в маслобойню и вскоре сгорела.

Около 1900 г. Г. Поп построил ниже Тавриды, на реке Рогалик, рыбный пруд. Он насыпал дамбу в долине реки, развел там рыб и через несколько лет получил большой улов, проводил немало бессонных ночей у своего детища. После этого пруд восстанавливался несколько раз, уже в Советские времена. С развалом колхоза пришел в запустение.

Хозяйства колонистов считались образцовыми. Во владении отдельных семей находилось от 50 до 250 десятин земли. Это довольно высокий показатель, по сравнению с другими немецкими поселениями на Дону. Самыми крупными были землевладельцы: И. Эсе, А. Шамей, В. Решке, Г. Шамей, М. Лехнер, А. Вальтер, братья Леммер. [2] Они имели лучший для того времени сельскохозяйственный инвентарь, удобрения. Для перевозки грузов использовались арбы и специальные колонистские подводы с железными ступицами и ободьями, на которых можно было перевозить до 60 пудов груза.

К работе подходили с умом. Одну и ту же культуру сеяли на том же поле только спустя 5 лет - соблюдали севооборот. После 5 лет использования, оставляли участок под паром - для отдыха. Особое внимание уделялась посевному материалу, который должен быть только высшего сорта и подлежать тщательному хранению до самого урожая. В 1909 г. жители получила 400 тыс. руб. дохода только от продажи зерна [3].

Немцы отличались невероятным трудолюбием, строгой дисциплиной и дружелюбием. В поле выезжали до восхода солнца, работали целый день, домой возвращались затемно. И так ежедневно, без выходных. Выращивались в основном летняя пшеница, ячмень, меньше овес, рожь, кукуруза, частично лен и просо, овощи. Осенью, когда зерновые, перебраны и упакованы в мешки, складывались горой на подводы и длинной колонной отправлялись на станцию Красновка к скупщику зерновых.

Колонисты занимались разведением породистых коров и лошадей. Симментальская швейцарская порода коров двойного пользования и арабские полукровки, отличавшиеся особой выносливостью, приносили дополнительный доход общине. Кроликов, овец, свиней и птицу выращивали только для личного потребления.

К началу Первой мировой войны в Тавриде было реквизировано более 100 лошадей на нужды армии. [1] Школа с колокольней располагалась в центре Тавриды. Выше школы - кладбище. В 1900 г. образовано Рогалико-Тавридское евангелически-лютеранское училище [4]. Преподавание велось на немецком языке: чтение, письмо, закон божий, арифметика. Вместе с тем обучали писать и читать по-русски. Главными дисциплинами в школе колонии были, конечно, Закон Божий и немецкий язык - краеугольные камни национальной самобытности немцев. На большие праздники, такие как причастие, венчание, конфирмация приезжал пастор из Рыновки (Тарасовский район). Он инспектировал работу школы и учителя, собирал данные о родившихся и умерших жителях. В школе же проходили общественные собрания. Делопроизводство вел учитель. Учителями Тавриды были в основном выпускники Пришибской центральной школы. Первым учителем стал К. Шиль, потом Я. Кефер, А. Шпрингер, Ф. Аугуст. Затем долгое время Щ. Кремер, к его ученикам принадлежало большинство жителей колонии. В 1914-1915 гг. немцы образовали хор. [1]

Сами жители были людьми образованными, все имели российское гражданство. Их предки жили много лет в России, несли государственную службу, участвовали в войнах страны. В. Решке, основатель колонии, имел профессию учителя, потом стал отличным коннозаводчиком, славившимся на всю Донецкую область. А. Битнер так пишет о своем дедушке: «Дед, действительно, был очень энергичным человеком. Вставал в 4 утра и поднимал весь дом. В 5 он уже должен быть в поле вместе со своей семьей. Вся должны были трудиться. Дети, по приезду на каникулы, все время проводили в поле.

Умудрялся находить время для перевода книг с немецкого и французского, музицировал. В доме имелось пианино. Все детям дал приличное образование. До сих пор удивляюсь, его неуемной энергии и способностям»[5] Ф. Энис служил солдатом, в колонии трудился ветеринаром. Э. Кремер был так же на военной службе, потом занимался хлебопашеством. Р. Гехть учительствовал, служил, в чине унтер-офицера вышел в отставку, поселился в Тавриде. [6]

Немцы, 88 семей, жили сплоченной обособленной общиной. Отношения с жителями Рогалика были добрососедские. Наши земляки смогли перенять у пришлых крестьян секреты ведения хозяйства: заимствовали сельхозинвентарь, стали применять черепицу для покрытия жилых домов, сами дома строили на немецкий манер, делали по улицам тротуары, заводили новые породы скота, использовали на полях удобрения.

Жили немцы зажиточно благодаря своему трудолюбию. Если не хватало рук, то нанимали крестьян Рогалика и других сел в батраки. В самом начале давали самую простую работу: прополку, уборку урожая, уход за скотом, стирку, приготовление еду. Затем, если работник с ней справлялся, то отправляли на более сложную. Платили за каждый отработанный световой день, отлично кормили. Вспоминает Т. Джикаева: «Моя бабушка, Долгодушева Татьяна Михайловна, батрачила на немцев. С благодарностью вспоминала, какими немки были отличными хозяйками. Проявляли эстетику во всем. Например, при стирке белья, в обязательном порядке, вещи выворачивались наизнанку и развешивались отдельно друг от друга: постельное отдельно, полотенца и одежда отдельно. При этом нижний край белья должен был находиться на одном уровне».[7] В. Могильная рассказывает: «Моя бабушка тоже батрачила в колонии. Вспоминала, что немцы так же гнули спину на полях, как и наемные работники. Поэтому к ним было уважение за их трудолюбие и справедливость. Расплачивались всегда во время и всегда сверх уговоренного давали продукты, что бы работники могли угостить дома младших братьев, сестер и родителей». [8]

Зимой 1914-1915 гг. по указу правительства все немецкие поселения России было зарегистрированы, колонии переименованы. Тавриде в этом плане повезло, её название осталось прежним т. к. оно первоначально звучало по-русски.

Годы гражданской войны, революции, раскулачивания, политических репрессий и голода немцы Тавриды прожили так же, как весь народ страны, в страхе и неопределенности. Хозяйство было сильно подорвано, изолированность нарушена. 31 житель раскулачен, 35 бежали от репрессий, 5 умерли с голоду. [1]

В период коллективизации здесь образован колхоз Тавридовский. Председателем стал П. Бейрет. Создан сельский совет, была своя партийная организация под председательством Я. Шмунк, развернулось стахановское движение [9]. Вскоре колхоз стал передовым в районе. Перевыполнял взятые обязательства, вызывал на социалистические соревновании соседние колхозы, делал успехи в животноводстве и производстве зерновых, за высокие показатели получал переходящие красные знамена. [10] В Тавриде организуется кружок Ворошиловских всадников. Законопослушные жители подписываются на займ третьей пятилетки. В 1939 г. немцы полностью озеленили улицы села, а к 1 мая 1941 г. жители колонии высадили еще 500 деревьев, надеясь на долгую и счастливую жизнь в Тавриде. [11]

Однако началась Великая отечественная война и в 1941 году 26 [1] мужчин - тавридовцев были забраны на рытье окопов. Под Киевом они попали в окружение, и оказались на стороне фашистов. Судьбы пленников сложилась по-разному: кто-то оказался на западе, кто-то в концлагерях, кто-то на фронте, кто-то пропал вовсе.

18 сентября 1941 г. 294 жителя Тавриды, оставшиеся в основном старики, женщины и дети, на станции в г. Миллерово были размещены в грузовые вагоны и высланы в Казахстан. По пути попадали под бомбежку, обстрелы охранников, терпели голод и нужду. Детей, по прибытию в Пахта - Арал, поместили в детский дом и не кормили целых 7 дней. Спас их военный летчик, находившийся на излечении и случайно заглянувший в этот дом. Устроил разнос всему руководству и под дулом пистолета заставил покормить детей. Все взрослое население Тавриды было определено в трудовые лагеря [5]. Честные труженики – крестьяне, прожившие почти полвека с нами по соседству, были лишены всего имущества, земли, домов, разлучены с родными и брошены на грань выживания. Новая родина оказалась хуже злой мачехи.

Вскоре в Тавриду приехали беженцы из Сталинграда. Имущество растащили крестьяне соседних сел, в домах поселились колхозники соседних сел, был организован новый колхоз и хутор имени Чапаева. Поскольку зимы 40-х. годов отличались суровостью, то прекрасные немецкие сады были вырублены и сожжены в печах немецких домов.

Летом 1942 г. Рогалик заняли фашисты. Вместе с ними вернулся Решке, хозяин мельницы, который скрываясь от раскулачивания, сбежал за границу еще в 1935 году [5]. Cо слов П. Кармазина, который в период оккупации при немецкой комендатуре был переводчиком, только благодаря вмешательству старого мельника, Рогалик избежал кровавой бойни, издевательств и грабежа со стороны захватчиков. [12] Сейчас территория Тавриды вошла в состав села Рогалик в качестве отдельной улицы под названием Дружба. Сохранилось несколько немецких домов и здание школы, в котором училось несколько поколений жителей Рогалика и соседних сел. Какое-то время назад еще приезжали бывшие жители Таврида поклониться своим могилам. Со временем кладбище стерлось с лица земли, а те люди ушли из жизни. Оставшиеся в живых с теплотой вспоминают свою родную колонию, ведь они все равно свои на этой земле потому, что земля, как и родина, никогда не бывает чужой, она одна на всех.

Выражаю благодарность за помощь в сборе информации Анне Диркс, Марине Плиевой и Андрею Битнер.

Источники:

  1. Reschke F. Taurida // Heimatbuch der Deutschen aus Russland. Stuttgart. 1959. S. 72-75.
  2. ГАРО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 6211. Л. 67-77.
  3. Нахтигаль Р. Донские немцы. 1830-1930. Аугсбург, 2007. С. 7.
  4. Нейфельд // Вся Донская область и Северный Кавказ на 1900 г. Ростов н/Д, 1900. С. 217.
  5. Андрей Битнер, внук В. Ф. Решке, основателя колонии Таврида. Проживает в Германии. Воспоминания взяты из личной переписки с автором статьи.
  6. Штах Я. Очерки из истории и современной жизни южнорусских колонистов. Москва. 1916. С. 232-237.
  7. Татьяна Алексеевна Джикаева, 1940 г. р., уроженка с. Рогалик, бывший директор Рогаликовского Дома культуры. Вспоминания записаны автором статьи в 2005 г.
  8. Валентина Артемовна Могильная, 1940 г. р., уроженка с. Рогалик, бывшая доярка, проживает на территории бывшей колонии Таврида (улица Дружбы села Рогалик). Поделилась воспоминаниями весной 2013 г. в результате личной беседы с автором статьи.
  9. ЦДНИРО. Ф. 37. Оп. 1. Д. 2. Л. 57
  10. Нагорный М. Колхоз Тавридовский // Ленинская искра. 1940. 6 июля.
  11. Нагорный М. Первомай // Ленинская искра. 1941. 1 мая.
  12. Петр Иванович Кармазин, 1929 г. р., уроженец х. Таврида, бывший водитель, проживал в хуторе Жеребковка Миллеровского района. Воспоминания записаны автором статьи в 2000 г.



 
ВК
 
Facebook
 
 
Донской краевед
© 2010 - 2020 ГБУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dspl.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"